Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Nihil seguitur geminis ex particlaribis unguam.

(Ничто общее из частного не следует.

Восьмое правило образования силогизмов.)

  

Питер Хеммель стоял над обрывом и почти равнодушно смотрел в разверстшуюся под его ногами бездну.

Тьма манила, бездна звала и нужно было всего лишь переступить незримый барьер — грань, отделявшую его от… покоя. За спиной была суета и абсолютное взаимонепонимание с этой жизнью, а впереди…

Но самое главное, что грань эта была настолько призрачной и зыбкой… Всего-то и надо было сделать один, один лишь крохотный шаг, а дальше… Дальше наконец все должно наконец благоустроиться само собой.

Даже как-то не верилось, что клубок неразрешимых противоречий, собственно то, что из себя представляла его жизнь, внезапно приобретет новую форму и в свете вновь открывшихся измерений, соответственно, ясность, предсказуемость и… смысл.

Питер помедлил мгновение и…

…шагнул вперед.

Ветер рванул легкие, словно подсохшее белье на балконе.

Его жизнь, как химерное супершоу, взметнулась перед ним ярким броским и… пустым полотном, единственным пустым номером в беспроигрышной лоторее, супербоевиком, в котором человеческая жизнь намертво впресованна в отведенные ей полтора часа.

Кадр за кадром. Мизансцена за мизансценой. Складываясь в такую яркую и такую бессмысленную картину… Сценарист которой, похоже сошел с ума еще задолго до начала постановки, задолго до того как за дело наконец принялся режиссер, которому сценарист недостоин был даже лизать грязные пятки, особенно,

если степень пригодности к этому делу оценивалась бы общим суммарным безумием, подтолкнувшим к тому, чтобы принять участие в этой адской постановке.

Все завертелось как-бы само собой. Никто не был ни в чем виноват. Никто никого ни в чем не винил! И все бы было в полном порядке, если бы Питер Хеммель… не сделал последнего шага…

Значит во всем изначально был виноват сам Питер Хеммель. Виноват уже тем, что соизволил появиться на свет, кстати, на котором его абсолютно не ждали, даже более того, в принципе не были готовы к его появлению! Ни Хеммель-отец, точнее

потенциальный отец, никак не ожидавший того, что он может превратиться в отца кинетического, ни, тем более, не менее потенциальная мать, которая готова была стать кем угодно, но уж никак не матерью. Да и отец Питера был похож на что угодно, но уж никак не на отца. И если и было на белом свете какое-нибудь экстраординарное событие, в котором он невольно принял участие, то это как раз и оказалось соучастие в появленим на свет маленького Питера, правда к обоюдному их (а также включая третьего участника трагикомедии — матери) изумлению.

Впервые Питер осознал весь абсурд ситуации, когда его родители первый и последний раз, вняв голосу рассудка, вдруг поняли, что жизнь абсурдна, когда ее пытаешься прожить порознь и вдвойне абсурдней, когда пытаешься тоже самое проделать, впрягшись в лямку вдвоем.

Весь этот абсурд, помноженный друг на друга, создал уникальную ситуацию, когда его, два казалось бы вечных узника, внезапно освободились от пут, а ни в чем пока еще не повинный Питер увяз в нем по самые уши.

Обычно принято благодарить тех, кто пусть даже по незнанию, наивности или полной медико-сексуальной неграмотности соблаговолил вытолкнуть тебя в этот мир. Даже если твое появление оказалось обусловлено лишь тем, что твои родители не имели не малейшего понятия, что такое противозачаточные

средства или аборт.

А уж если они не дали тебе сдохнуть с голоду в детстве, то только лишь за одно это ты обязан на них просто молиться.

Питер Хеммель не умел молиться. Его научили многому, но отнюдь не всепрощению.

Первый крестик в своем реестре Питер поставил против имен своих родителей именно тогда, когда у них в первый и в последний раз открылись глаза, когда они оба на краткий миг вдруг узрели истину, совершенно неожиданно для себя, но к счастью для всех она открылась им лишь на непродолжительный миг… А Питер запомнил это на всю жизнь!

Щелк!

Счетчик сработал.

Странный счетчик, такое впечатление, что Питер уже родился имея его внутри, и счет пошел сразу и необратимо.

Второй щелчек произошел, когда Пит пошел в школу.

Вся система образования была поставлена так, словно ее единственной конечной целью было сломить — перемолоть крохотный камешек угодивший в ее жернова, полностью невелировать индивидуальность, сведя ее к разрозненному набору

фактов из различных областей знания, а самое главное вбить беспрекословное подчинение незыблемым авторитетам, которые периодически и достаточно часто обновлялись, а не вошедшие в очередной “расклад” свергнутые идолы подвергались шельмованию, поношению и “стиранию из анналов истории”.

Общество готовило Питера к тому, чтобы он стал его членом. Оно тоже пока было не готово его принять. Ему не нужен был здравый смысл, ему чужд был разум, ему необходима была… социальная адаптация.

Щелк!

Большинство сверстников Питера достаточно ловко вписалось в предложенную систему. Если и были отдельные бунтующие индивиды, то они бунтовали в принципе, их не интересовал здравый смысл, они очевидно чисто физиологически склонны были к анархии.

Щелк! Щелк!!!

А дальше время полового созревания. Счетчик защелкал, как сумасшедший.

Щелк, щелк, щелк…

Первая любовь, первое предательство. Сначала предали его, потом предавал он сам…

Щелк, щелк, щелк…

Невелировка прошла достаточно успешно. К семнадцати годам Питер утратил большую часть своих амбиций и почти трансформировался в добропорядочного гражданина, свято верящего во все то, что так беззастенчиво декларировало его родное государство, чьим еще одним безымяным винтиком он стал. Следующим шагом была война.

Щелк.

Бог знает с кем и бог знает как и во имя чего велась эта война… Но Питер был призывного возраста и чаша сия не миновала его…

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3