Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Он осторожно приподнял голову и прислушался: ветер стих. Было, вообще, на удивление тихо. Лес был мертв. Не шелестела умиротворяюще листва на абсолютно голых ветвях, и в мертвых кронах не суетились бестолковые птицы.

Он поспешно выбрался из оврага и вновь упрямо пошел вперед. Необходимо было, не мешкая, идти до следующего ближайшего укрытия, чтобы рационально использовать непродолжительную, периодически предоставляемую, господствующими в этих краях ветрами передышку.

Пару раз ветер уже заставал его на открытом пространстве. Удовольствие, чего греха таить, ниже среднего… Одно ребро так и срослось у него с тех пор неправильно. Не ломать же его теперь снова!

Он шел быстро, стараясь не смотреть вперед и не загадывать заранее – подвернется ли впереди надежное укрытие…

Однажды он просидел в какой-то трубе целых пять дней и понял, что если на шестой у него не хватит мужества уйти, эта труба – станет его могилой. Но он ушел… Вот тогда-то его первый раз и прихватил ветер в “чистом поле”, и неудачно сросшееся ребро он сломал именно тогда…

Но в следующий период затишья он все же встал и пошел вперед…

И шел, пока не свалился… А в следующий период, снова встал и снова пошел вперед. А когда опять упал, то полз, пока не потерял сознание.

Но ребра – Бог с ними – они хоть как-то срастаются, а вот обувь… Обувь, действительно, была его слабым местом.

Первый порыв ветра качнул мертвые деревья.

Надо спешить – скоро ветер заявит о своих правах во весь голос…

Ему повезло: в этот раз он набрел на город. Набрел в самый последний момент, когда идти стало уже совсем невозможно. От ветра перехватывало дыхание, слезились глаза.

Последние метры он уже полз на ощупь…

Наткнувшись на дом, он сначала заполз с подветренной стороны, но понял, что долго не выдержит: ветер крепчал и даже с подветренной стороны умудрялся закручиваться в спираль, образуя небольшие мощные торнадо, засасывающие мелкие предметы и всякий мусор.

Он пополз вокруг дома, ощупью пытаясь определить, где находится дверь. Неожиданно, он скорее почуял, чем понял, что в плотной монолитной стене, где-то слева, образовалась щель. Из последних сил он втиснул в отверстие свое истерзанное тело и потерял сознание…

Момент беспамятства, по-видимому, был недолгим. Очнувшись, он увидел прямо перед глазами огромные добротные ботинки из грубой черной кожи и понял, что все еще лежит на земле, но теперь ветер завывал и бесновался где-то далеко за добротными, как эти ботинки, стенами.

Он с трудом улыбнулся и попытался встать. Ему никто не помог, поэтому, удалось это не сразу. Но он встал и… снова улыбнулся, а потом, близоруко щурясь, огляделся вокруг.

В большом тускло освещенном помещении без окон находились кроме него еще пятеро: трое мужчин, удивительно похожих, и на вид приблизительно одного, достаточно неопределенного возраста; и две женщины – одна молодая и, наверное, красивая, а вторая – настолько блеклая и невыразительная, что, отвернувшись, о ней нельзя было сказать ни слова.

Он пошатнулся, но устоял и, не переставая спокойно улыбаться, тихо произнес:

– Здравствуйте!

– Еще один блаженный! – прозвучал хриплый надтреснутый голос, принадлежащий мужчине, который казался несколько моложе остальных.

– Заткнись, – беззлобно буркнул обладатель ботинок, равнодушно разглядывая улыбающегося пришельца. – Как тебя зовут?

– Разве это имеет значение? – спросил он, не переставая улыбаться.

– Пожалуй, что нет…

– Да, что ты с ним возишься, батя? – опять “проскрипел” молодой. – Вышвырнуть его надо туда, откуда пришел!!!

– Я тебе сказал, заткнись, – почти так же сухо, без выражения произнес “батя”, но что-то в его голосе прозвучало такое, от чего молодой втянул голову в плечи и затих.

– Может гость… – попыталась вмешаться бесцветная женщина.

– Я понять хочу, – не обращая внимания на реплику женщины, раздраженно сказал “батя”, складывая на могучей груди огромные волосатые руки. – Чего вам не хватает?!! Что вас гонит по свету?

– Ветер, наверное, – устало сказал он, прислоняясь спиной к косяку и невольно переводя взгляд на королевские ботинки: в таких, наверное, можно было целый год идти и горя не знать.

– Вы пока перед ним тут соловьем заливаетесь, а он-то глаз на ваши ботиночки уже положил, – злорадно объявил третий, до сих пор молчавший мужчина. – Уведет, как пить дать!

“Батя” с подозрением покосился на собственные ботинки и презрительно хмыкнул:

– Ну, нет, зятек, они даже этого не умеют, не то, что ты у нас! Они ведь все такие, такие… одно слово – безвредные. Ты ведь безвредный, парень, а?

Он молча кивнул, и улыбка на его губах на мгновение угасла, но он поймал настороженный взгляд молодой женщины и вновь обезоруживающе улыбнулся.

– Я же говорил: блаженный! – злобно проворчал самый младший из мужчин.

– Гость, наверное, устал, – робко сказала бесцветная женщина.

– Может вы его еще и кормить собираетесь? – заворчал “зятек”. – Самим жрать нечего… – Но, поймав взгляд обладателя ботинок, сбился и замолчал.

В комнате повисла гнетущая тишина, оттеняемая жутким воем ветра снаружи.

– Ладно, мать, дай ему что-нибудь перекусить, – сказал “батя”, обращаясь к бесцветной женщине.

– Я не голоден, – сказал он.

– Бери, дурак, раз дают, – злобно проворчал “зятек”.

– Но спать будешь здесь, – как всегда, не обращая ни на кого внимания, сказал “батя”. – Чтобы наверху духу твоего не было! А как ветер утихнет – и здесь тоже.

Он кивнул и вновь поймал на себе напряженный взгляд молодой женщины.

Больше не сказав ни слова, хозяин развернулся и, тяжело ступая своими роскошными ботинками, пошел вглубь комнаты к винтовой лестнице, ведущей на второй этаж.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3