Гарм Видар (Сергей Иванов)

— Теорию вы освоили, парни, а для таких остряков практика, по-видимому, плевое дело! Как только каждый из вас надоит по полному бидону, мы стартуем на базу, а там, опять же, в обмен на бидон каждый получит от Компании справку, что в момент совершения предосудительных поступков, вы, на самом деле, находились на Сифоне с ответственным заданием и, следовательно, ни фига совершить не могли… Хотя… конечно… Особенно… ты, Кукиш! Но Компании виднее! Есть вопросы?

— А что, надо обязательно полный бидон?! — вежливо поинтересовался Кукиш.

— И не вздумайте ничем разбавлять, — ухмыльнулся Бак, — то один додумался… прямо в бидон! Когда будете на 16 уровне, обратите внимание на потолок. Эти зеленые клочья — водоросли и не сталактиты! Не знаешь, как и с чем реагирует надоенный продукт, не суй, что попало в бидон! Это золотое правило номер два.

— А первое? — сугубо камерным хором поинтересовались заинтригованные волонтеры.

Бак раздраженно приподнял одну бровь.

— А-а-а!!! — понимающе протянул сообразительный Кукиш. — Первое — это вовремя кончить.

— Вот-вот, — ухмыльнулся Бак. — Кончай треп. Вперед к вершинам фотонно-дивергентного доения! Через 24 часа — контрольная встреча. Я — на 13 уровне в бывших покоях бывшей Верховной Матери. Там везде указатели, захотите — найдете! Через 48 часов окончательный сбор.

— А что будет с тем, кто не надоит полный бидон? — угрюмо поинтересовался Простата.

— Тот, кто не надоит полный бидон, автоматически считается ангажированным на следующий рейс. Но… — Бак сделал многозначительную паузу, — дважды со мной еще никто не летал.

Это можно было трактовать амбивалентно.

— А вы не боитесь… — вяло промямлил Кукиш.

— Я ничего не боюсь! — холодно отрубил Бак.

— Он имел в виду, потерять столь ценный обученный коллектив, так и не успев наполнить эти вшивые бидоны?! — чуть настойчивей проворчал Простата. — Ведь если вернетесь с пустыми бидонами, Компания не успокоится, пока не выдоит из вас…

— А я имел в виду ваш коллектив! — Бак посмотрел на Простату так, словно тот был не менее пуст, чем бидон, стоящий у его ног. — Заботу о моей заднице можно оставить при себе: она у меня Стальная! Кончай треп — время пошло!

Волонтеры нехотя подхватили бидоны и, поминутно оглядываясь, потрусили к лифту.

— Советую разделить территорию на непересекающиеся сектора! Чтобы не болтаться друг у друга под ногами! — весело гаркнул им вдогонку Бак, и, почти одновременно, леденящий душу рев потряс коридоры Сифона-2.

Это вышли на охоту Чужие.

Не дои! И недоимым будешь!!!

Часть 2

Старый ЗелМур (Зеленое Мурло) сидел, сгорбившись, в покоях ранее принадлежавших беглой Верховной Матери; подставлял свои огромные полинялые жвала под свет лампы

дневного света и тихонько — сквозь жабры — матерился. Вот уже второй год его мучил зверский артрит. Жвала стали узловатыми, противно поскрипывали при глотательном движении и отвратительно выделяли кислоту, то есть, можно сказать вообще ее не выделяли. Да и в целом дела в колонии шли — из рук вон! Замкнутая популяция, что с нее возьмешь… Молодежь потихоньку вырождалась, все больше особей появлялось с двумя глазами вместо шести, хотя общее количество появляющихся на свет сокращалось с каждым годом. Отряд охотников редел прямо пропорционально количеству глаз у новорожденных. Зато число этих чокнутых, которые величали себя “аграриями” росло неудержимо.

— Тоже мне аргумент, мол, гонять по этажам, орать и брызгаться кислотой — это дикость! А объявить себя вегетарианцами — это не дикость?! Чем почву удобрять станете, уважаемые, если охотники перестанут загонять на ваши поля волонтеров?! Где вы тогда столько дерьма наберете?!! — ЗелМур так разволновался, что невольно издал боевой клич. Нет, была еще сила. Если не в жвалах, то в дыхательном пузыре — точно была!

— Сколько лет я с тобой знаком, — морщась, сказал, бесшумно возникший в дверях покоев Верховной Матери, Бак Стальная Задница, — а до сих пор никак не могу привыкнуть к твоим брачным воплям.

— Это не брачные вопли, — сконфуженно пробормотал ЗелМур, автоматически слизывая со жвал выступившую кислоту, — это — боевой клич.

— Кстати, о кличе, — ухмыльнулся Бак, — я волонтеров привез.

— Сколько?

— Троих.

— Опять?!!

— Что же ты хочешь, чтобы я их по одному привозил?

— В прошлый раз эти живодеры ВоПлеса (Вонючая Плесень) чуть насмерть не задоили… Еле бедняга успел в последний момент нырнуть в канализационный люк! А в позапрошлый привоз?! Этот твой… как его? Склероз… нет! Скунс!!! Чуть самую лучшую девку не попортил!

— Это которую же? — заинтересованно спросил Бак.

— ЖаБо (Жаба Болотная)!

— А-а-а! Я ее еще вот такой помню… Ничего малышка. Только уж больно задние ноги у нее худые.

— Это как на чей вкус, — вздохнул ЗелМур, — по-моему, у нее только жвалы слишком уж атрофированы, но кислотой — в случае чего — может плюнуть будь здоров!

— Вот и плевалась бы.

— Так он же ей, подлец, эти жвалы-то недоразвитые и заговорил! Хорошо ОсЧер (Осклизлый Червь) подоспел вовремя и шуганул стервеца… Да-а-а… Вымрем мы скоро.

— Но-но! — поспешно возразил Бак. — Не вздумайте! Мне до пенсии полгода осталось, ты же знаешь… Что ж мне под старость работу менять?

— А ты плюнь на пенсию!

— Как это плюнь? Кислотой что ли?!

— Нет, — ЗелМур покачал огромной скользкой зеленой головой, отчего жвала его лязгнули, словно старый раздолбанный английский замок. — Ты в переносном смысле плюнь, плюнь и перебирайся к нам на Сифон. Насовсем!

— И что я здесь у вас делать буду? Я же без работы зачахну!

— Ну, я знаю… пойдешь в эти… как их… в аграрии, что ли, — ЗелМур смачно плюнул кислотой прямо в голографический портрет Верховной Матери, выполненный в натуральную величину, с ненужными натуралистическими подробностями и занимавший почти всю единственную глухую стену. На остальных четырех стенах (покои были пятиугольными), кроме единственного входного люка в хаотическом беспорядке, были расположены псевдоокна с видами на родную планету Верховной Матери. Все пейзажи свидетельствовали о крайнем падении нравов, как всех подданных, так и лично самой Верховной Матери. — Или… Ты кстати помнишь ЗеБо (Зелень Болотная)?

— А что? — осторожно поинтересовался Бак.

— Ничего, — вяло пошевелил жвалами ЗелМур. — Между прочим, она родила. Полтора месяца назад… Крепенький такой карапуз, только жвал почти нет и вместо шести глаз — четыре. Назвали — ЗаСтал.

— Ну?! — непроизвольно сглотнув, глухо буркнул Бак Стальная Задница.

— Нет. Я так… к слову. Оставайся, а?!

— А волонтеров кто возить будет?! Поля чем удобрять станете?!! — Бак впервые разнервничался и повысил голос, но тут же осекся и виновато промямлил:

— А что ЗеБо, небось, на меня жвалы точит?

— Ну почему… Она малышу сказала, что папа у него космонавт… в экспедиции… трансгалактической.

— Космо-на-ф-т!!! И… Чтоб! А-а-а!!!

— Да ты не нервничай так. Мы ей всей колонией… потихоньку. И огород вот… вскопали!

— Ого-род!!! Всей… — Бак выхватил из заднего кармана флягу со спиртом, непослушными руками свинтил колпачок и жадно припал к горлышку.

“Однако эти гуманоиды необыкновенно живучи, — с уважением подумал ЗелМур, — у любого нашего все нутро бы уже растворило, а им — вишь! Одно удовольствие.

— Все! — Бак, словно загнанный зверь, заметался по покоям Верховной Матери, сшибая подворачивающиеся под ноги стилизованные фаллические символы, поражающие воображение неподготовленного индивида количеством, разнообразием размеров, форм и не традиционностью функциональных решений, изначально принадлежавших различным жителям всех 78 галактик, входящих в трансгалактический союз, а ныне составляющих коллекцию бежавшей Верховной Матери. Эта коллекция и была тем забытым сокровищем, найти которое пока не удалось ни одной из спасательных экспедиций.

— Гори оно все огнем зеленым!!! Но?! Да, ладно! Нет!!! А как же?!! Мать! Верховная… — Бак залпом прикончил остаток содержимого фляги, отшвырнул ее в сторону и вдруг осел прямо на пол. Взгляд его стал стеклянным, лицо вытянулось, и он с тоской прошептал:

— Космонавт…

ЗелМур не зная, что предпринять воздел к потолку псевдоподии и…

— Ага! Еще один!!!

— Мать Верховная! — испуганно воскликнул ЗелМур. — А что это у него на лице?

Бак исподлобья бросил мрачный взгляд на нового участника мизансцены, и нехотя проворчал:

— Это у него нос… такой. В чем дело, Кукиш, до назначенной контрольной встречи еще два часа?

— Сейчас я его доить буду! — словно не замечая Бака, сам себе агрессивно объявил Кукиш и, небрежно помахивая бидоном, стал подкрадываться к ЗелМуру.

ЗелМур, на всякий случай, издал боевой клич и плюнул в Кукиша кислотой, но промахнулся.

— Бак! — поддаваясь паники, забормотал ЗелМур, — Скажи что-нибудь этому психу, он и вправду меня сейчас доить будет.

— Где остальные, волонтер Кукиш?!! — рявкнул Бак Стальная Задница, потихоньку вновь обретая форму.

Pages: 1 2 3 4