Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

— Тогда наливай, — величаво скомандовал Мефодий Угуев, извлекая из-за пазухи надкушенный колбасный батон и четыре свежепросоленные банана. — Пока луна такая полная…

— Эх-х-х-х!!! — разухабисто сказал Семистопный, вытер рукавом финского костюма алые уста и с чувством мажорно икнул:

Когда завод твой на исходе,

Не время думать о приплоде!

Налей стаканчик до краев.

Чу?! Слышишь! песнь возникла вроде,

То очумевший от боев,

Твой организм уже поев,

Благую песнь при всем народе

Поет без всяких… холуев!

— Талант районного масштаба! — с тихой завистью сказал Аполлинарий Грызюк.

— Циклоп! — капризно фыркнула мадам Баттерфляй. — Он на мои коленки постоянно косится и облизывается при этом… Макропод сухопутный, хоть и тропический!

— Между первой и второй, — спокойно сказал Мефодий Угуев, — да этакой параболой!

— Уже-уже, — засуетился Аполлинарий Грызюк, — наливаю!

А В ЭТО ВРЕМЯ в пампасах стояла великая сушь! Но даже если бы и можно было принести с собой, то все равно выпить было не с кем!

А здесь уютно потрескивали в костре догорающие доски старого некрашеного забора, томилась доходила и “постреливала” в золе картошка, слетались на огонек хорошие люди…

Мефодий Угуев окинул спутников спокойным, внимательным взглядом и мимоходом поймав Аполлинария Грызюка за многострадальную петельку от штанов, участливо спросил: — Ты меня уважаешь, дактиль наш шизокрылый?

— Я преклоняюсь перед вашим умением зажигать, — сдавленно пробормотал Аполлинарий, — и вести за собой массы…

— А я, вообще, к мужикам не ровно дышу! — сказала мадам Баттерфляй, окидывая Мефодия Угуева специфическим взглядом.

— Конечно, — с тайной завистью прошептал Семистопный, — кому в наше бурное время нужен истинный талант, даже взращенный на сексуальной, а не только исключительно на местной почве.

Но Мефодий Угуев ничего не слышал — мысленно он был далеко — в пампасах!

— Когда на небе такая луна, — исступленно продолжала мадам Баттерфляй, — меня всегда тянет впасть в безумства. Например, плюнуть на все и стать домохозяйкой!

— А я хотел стать танкистом, — застенчиво прошептал Аполлинарий Грызюк, — а потом, чуть позже, рядовым… гинекологом.

— А я стал тем, — радостно подхватил, сияющий похлестче, чем луна, Семистопный, — кем хотел — непризнанным гением! Ведь истинный талант, грея бока в лучах славы, хиреет в тепличных условиях. — Кто был ничем тот в дальнейшей жизни только приобретает со временем, — философски подытожил Мефодий Угуев, на мгновение вернувшись из пампасов. — А кто был всем — все равно далеко не уйдет.

— Не мечите бисер перед свиньями, — глухо изрек Аполлинарий, снова утыкаясь головой в спасительный дипломат и всхлипывая при этом.

— А я люблю икру… метать, — вздохнула мадам Баттерфляй, — в принципе, конечно.

— Я тоже икру люблю! — задорно воскликнул Семистопный. — Даже кабачковую!!!

— Однако зима на подходе, — уверенно изрек Мефодий Угуев. — Готовы ли вы к отопительному сезону?

— Готовы! Готовы!!! — нестройным хором откликнулись случайные попутчики Мефодия Угуева.

— Тогда в путь! — раскатистым басом объявил Мефодий. — Уж цель близка, а время не ждет — оно уже давно и окончательно тронулось, а мы вслед за ним… Потомки нас не забудут! Вперед к светлому будущему, на месте с левой ноги, невзирая на погодные условия… АРШ!

— Кто там шагает правой? — радостно заголосил Семистопный и в его безумных глазах отразился мертвецки зеленушный свет полной луны. — Левой!  Левой! Левой!

— Вам не кажется, что нас будет все время заносить, если мы будем постоянно шагать только левой? — задыхаясь крикнул Аполлинарий Грызюк, однако, четко печатая шаг, хоть и припадая на правую ногу при этом.

— Путь несет! — бесшабашно захохотала мадам Баттерфляй, подпрыгивая на марше от возбуждения.

— Средь глобальной общей дури, — не своим голосом запел Семистопный, — Пусть сильнее грянет буря!

Мы в пучине катаклизмов

Все отринем атавизмы!

И из недр пустыни дикой

Мы начнем свой путь великий!

Все нам станет по плечу!

Я от счастья хохочу!!!

— Ур-р-ра!!! — подхватила мадам Баттерфляй. — Сорвем покровы с голых истин, Подымем время на рога!

Наш бег неудержим — поскольку истин — Вольны мы словно облака!

— Пока… пока… пока… — откликнулось эхо злым нечеловеческим голосом.

— А три стопы от ямба вам?!! — проревел Мефодий Угуев, и от его могучего баса стекла лопнули в близлежащих домах, а две новостройки прямо по курсу и вовсе осели кучей праха.

И ударил гром, и сверкнула молния, и хлынул ливень, подмывая фундаменты уцелевших строений, взламывая асфальт и заливая окрестности…

Мадам Баттерфляй таки сорвала покровы. Сначала с Аполлинарий Грызюка, который лишь слабо отбивался опустевшим дипломатом, а потом и с самого Мефодия Угуева.

— Голые люди на голой земле, — возбужденно бормотал разгоряченный Семистопный, поспешно и самостоятельно раздеваясь. — Гонит их гибельный ливень,

Туда, где в последнем котле

Тело и разум будут а отрыве…

А В ЭТО ВРЕМЯ в пампасах было тихо-тихо, словно у них в пампасах уже лет двести, как обезлюдело.

А потом пошел снег.

Сразу стало тихо холодно и страшно. А вокруг уже расстилались только одни пустыри, над которыми царил мрак…

— Погуляли однако, — громко стуча зубами, сказал голый Семистопный, с завистью поглядывая на Аполлинария Грызюка так и оставшегося при дипломате.

— А тебя никто не заставлял раздеваться, — раздраженно фыркнула мадам Баттерфляй, обматывая вокруг роскошных бедер носовой платок Мефодия Угуева. — Тоже мне секс-символ выискался…

Мефодий Угуев, скрестив голые руки на голой груди, упрямо набычившись смотрел вперед — на запад, где почему-то начинало всходить солнце.

Начинался рассвет…

Прямо по курсу была цель их похода — поселок городского типа — “Светлое Будущее”.

Идти до него оставалось часа полтора…

А через час их догнал первый автобус.

Живым уйти не удалось никому…

Даже автобусу.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3