Гарм Видар (Сергей Иванов)

-Не слишком вежливо, но емко.

-Я не хотел тебя обидеть, милая.

-Я и не обиделась… Поцелуй меня, Рик.

 

-Ну, я думаю, пора!

-У меня такое чувство, что на этот раз нам повезет.

-Постучи по дереву!

-Где же я тебе возьму здесь дерево?

-Тогда постучи себе по…

-Ладно, кончай дурацкие шуточки. Давай начинать…

 

Рик спиной почувствовал, что теперь на пляже они не одни. Через силу оторвавшись от солоноватых – толи от океанских брызг (мгновений?!), толи от слез – мягких податливых губ Евы Рик оглянулся.

Их тоже было двое. Разглядеть лица не было никакой возможности. Зыбкие словно размытые черты тонули в сумраке неотвратимо надвигающейся ночи.

“Это только маски!” – Рик развернулся всем корпусом и хмуро спросил:

-Что вам угодно, господа?

Молчание было настолько вызывающим, что Рик, облизнув пересохшие губы стал готовиться к бою.

“Мне надо продержаться только четверть сектора…” – не дожидаясь, когда две безликие фигуры приблизятся хотя бы еще на шаг к Еве Рик двинулся им навстречу.

 

-Похоже мы его зацепили!

-Теперь главное чтобы он не сорвался…

-Ничего… Сейчас мы его…

 

Удар! Рик упал навзничь, и черная туша навалившаяся сверху распяла его на песке.

“Ничего… Главное, чтобы второй тоже увяз в драке… Тогда

Ева успеет уйти…” – изловчившись Рик локтем саданул в бесформенную серебристую массу – туда, где у людей должно быть лицо. Хватка противника ослабла, и Рик выскользнул из-под обмякшего тела, ставшего каким-то студенистым, словно гигантская наполненная теплой водой грелка. Второй противник вяло шевельнулся и ткнул Рику неестественно длинной рукой куда-то за ухо. Судорога – как от электрического разряда – парализовала Рику мышцы. Собрав стремительно тающие силы он все же умудрился боднуть противника в живот. Черный бесформенный тюфяк медленно осел на песок.

Рик попытался поднятся с колен, но холодные скользкие пальцы стальным кольцом впились в горло…

“Боже, как хочется пить!”

Внезапно хватка ослабла, и Рик судорожно вздохнул.

-Кажется я его убила, – Ева растерянно глядела на огромный камень, который она сжимала побелевшими пальцами.

Один из противников лежал без движения, второй слабо скреб по песку черными матово поблескивающими пальцами .

-Уходим, – сухими, словно пергамент губами прошептааал Рик.

Ева покорно кивнула, отшвырнула камень и вдруг рывком приблизила лицо вплотную к лицу Рика и неуловимым змеиным движением кончиком языка коснулась его губ.

 

-Ну!!! …!!! Ушел, …!!!

-Вот это да! А я-то, грешным делом, считал тебя человеком культурным.

-Ушел ведь! Опять ушел!!!

-Да, но в этот раз мы его почти вытащили. Я думаю, в следующий раз мы его точно выдернем. А пока давай еще по чашечке кофе…

 

“Господи, что еще надо для жизни?1 Разве что глоток родниковой воды… И можно… спокойно умереть,” – Рик безотчетно отстранился от влажных губ Евы и криво усмехнулся: – “Разве это ИГРА?!”

Ева пристально посмотрела на него, в ее глазах была тревога.

-Все в порядке малыш, – Рик улыбнулся слегка печально, но искренне. – Наш День все еще продолжается (“А что потом?!”), и значит я все еще почти всемогущий (“Но всеведающий ли?!”).

-Жаль, все таки, что только “почти”.

-А я ни о чем не жалею! даже об этом “почти” (“Почему меня мучает такая жажда?!”).

-Давай уйдем отсюда! Убежим….

-Давай (“Убежим? Куда?!”).

-Когда мы летели я видела за тем холмом здание. Может это какой-нибудь ресторанчик… Они не посмеют у всех на виду… И ты ведь хотел шампанского…

-Ресторанчик так ресторанчик (“Я просто хочу пить… Жить?!.).

 

-Ну?! Сколько можно хлестать этот дурацкий кофе? Думаю пора заканчивать…

-Давай попробуем. Авось, на этот раз нам удасться утереть нос Кортланду.

-Черт с ним, с Кортландом! Тут дело принципа! Меня бесит, что эти… каждый раз наровят ускользнуть. Будь моя воля, я бы цепями приковал…

-Тогда сделаем вот что…

 

Зал был почти пуст. Рик и Ева в полутьме огромного, но разделенного на уютные секции помещения чувствовали словно одинокие путники на пустынной ночной дороге.

-Тебе не кажется, что наша ИГРА зашла слишком далеко?! – Ева улыбнулась, но улыбка вышла печальной, как полуосыпавшаяся новогодняя елка, с остатками украшений после окончания праздника безжалостно выброшенная на помойку. И эти сухие потрескавшиеся губы…

-Ты считаешь, что это игра? – Рик улыбнулся беспомощно в ответ, но глаза его остались печальными.

-Кто ты? – Ева коснулась кончиками прохдадных пальцев его пылающего лица. -Мне кажется порою, что я тебя совершенно не знаю…

Pages: 1 2 3 4 5 6 7