Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

– Наконец-то вы изволили выйти на работу, – ворчливо произнес он, демонстративно игнорируя Лилит.
– Я был болен, – выдавил я, с трудом сдерживая истерический смех, уж больно свежа была в памяти картина, где Теодор-упырь, клацая зубами, скакал по коридорам.
– Но сейчас вы, надеюсь, здоровы? – спрашивает он и кидает на Лилит красноречивый взгляд.
– Я тоже надеюсь, – смиренно потупив взор, отвечаю я, одновременно прикидывая в уме, кто из нас более искусный лжец. Я ему, например, не верю ни на йоту! А он мне?! Неужели его абсолютно не интересует, что со мной происходило во время апробации их новой Виртуальной Реальности? Как вообще соотносится ВР с действительностью?!
– Вы должны предоставить ваши расчёты руководству сегодня в двенадцать часов.
– У меня всё готово.
– Я вижу, – Теодор брезгливо отодвигает от себя мои расчёты и встает. Уже у двери он не выдерживает и, полуобернувшись, роняет:
– Надеюсь, туда вы пойдёте один? – и иронично улыбается, чуть приподняв левый уголок верхней губы, отчего на мгновение обнажается огромный жёлтый клык.
Когда дверь за Теодором захлопывается, я ещё долго не могу выйти из оцепенения. Стрелка моей уверенности в адекватном восприятии действительности опять основательно поколеблена. Из оцепенения меня выводит голос Лилит:
– Ты пойдёшь?
– Конечно.
– Наверное, я напрасно пришла с тобой… сюда.
– Ещё не поздно уйти.
– Нет, я буду ждать тебя здесь. Ничего они мне не сделают.
Проклятие! Так был чип или его не было? Заменён он другим или нет? И начинен ли я электроникой в данный момент?! Самое паскудное то, что если у меня искажено восприятие действительности, я это никак не могу проверить. Даже обследовав себя с помощью приборов, я не узнаю, удалён чип или нет, так как просто неадекватно буду трактовать показания приборов!
Возможно, мир Виртуальной Реальности – это и есть различные экзотические проекции неисчерпаемого мира действительности?! Но тогда получается, что различные взгляды на одни и те же события – это лишь констатация того факта, что эксперты живут в разных реальностях. А абсурд действительности – это всего лишь неверно выбранная проекция, и стоит лишь перебраться в иную ВР… Но тогда, манипулируя перемещениями из одной ВР в другую, мы можем создать иллюзию закономерности абсурда…
Лилит смотрит на меня с таким видом, словно я безнадёжно болен, а она медсестра, которая всё знает, но врач приказал ей не подавать вида, что она и делает.
А кстати, она та же самая Лилит или нет? Странно, но я не могу с уверенностью утверждать ни того, ни другого. И вообще, что из того, что со мной происходило и происходит реально, а что иллюзия? Пистолет в кармане – реальность, но, с другой стороны, пользовался я им неоднократно, а Теодору хоть бы хны!.. Ну, а сам-то я живой или нет?! Может, я так и лежу в прозекторской, а мой медленно угасающий мозг устраивает мне прощальную экскурсию по местам боевой славы и бесславья.
Бог знает, до чего бы довели меня все эти умопомрачительные построения, но тут в кабинет заглядывает Тед Вернер!
–Привет! – как ни в чём не бывало кивает он. – Ты готов?

К чему?!!

Глава 4.
Мы идём к лифту! Ошибается тот, кто считает, что жизнь – это движение вперёд. Жизнь – это бесконечная езда в лифте. Вверх, вниз, вверх, вниз, начиная с момента зачатия и заканчивая тем мигом, когда тело откатавшего своё спускают на последний в его жизни этаж – одна из виртуальных реальностей завершила свое существование.
Говорят, что у самцов рыбок гуппи окраска хвостов строго индивидуальна. Не существует двух одинаковых хвостов. Может, ВР – это тоже своего рода хвост, зависящий от индивида, им обладающего?!
– Ты давно знаешь Лилит? – неожиданно обращается ко мне Вернер.
– А вы?
Он в ответ неопределённо пожимает плечами, а мне, честно говоря, абсолютно не хочется уточнять его ответ.
Лифт резко замер, и створки его дверей, словно нехотя, распахнулись. Мельком я глянул на указатель этажей и невольно сбился с шага. Седьмой этаж! Но ведь в здании только шесть этажей (если, конечно, не считать подземных)!
– Испугался? – спросил, не оборачиваясь, Тед Вернер.
– А вы?
Тед хмыкнул, но промолчал.
Я ожидал, что мы будем блуждать по лабиринту коридоров, как и нижних этажах, но, сделав всего пару шагов, мы остановились перед дверью, обитой светлой кожей.
– Прошу, – шутовски поклонился Тед, распахивая передо мной створки.
Я шагнул вперед и оказался между двумя хорошо знакомыми мне “мясо-молочными” братьями.
– Привет, ребята! – пожалуй, приветствие прозвучало чересчур фамильярно и наигранно.
Тот, который одалживал мне штаны, молча протянул руку.
– Я подаю по субботам.
– Не паясничай и давай сюда пистолет, – холодно процедил он.
– А разве пистолет – не иллюзия?
– Филипп, не устраивайте цирк, – прозвучал у меня за спиной усталый голос Вернера. – Вас уже давно ждут.
Ну, ждут, так ждут. Я нехотя расстаюсь с пистолетом, и меня пропускают в следующую комнату. По площади она напоминает ангар для самолётов, но искусно поделена подиумами на ряд зон. Есть здесь зона отдыха с массой тропических растений и удобными мягкими креслами, сгруппировавшимися около низкого массивного столика, уставленного бутылками. Я инстинктивно делаю шаг в сторону этой заповедной зоны.
– Нам пока не туда, – слышу я за спиной ироничный шёпот Теда.
Есть зона чисто канцелярская. Огромный письменный стол (на нем обязательно должна быть дохлая муха, но я с такого расстояния не могу её различить), и восседающая за столом монументальная фигура Трапса.
Но есть ещё зона, в которой, на огромном (мраморном!) столе стоит странный макет. Похоже, это макет бетонного лабиринта, в котором я недавно играл в догонялки с Теодором.
– Энжел! – радостно гудит Трапс со своего помоста. – Наконец-то. Мы вас уже заждались.
С чего бы это? Я мельком бросаю взгляд на свои часы: ровно двенадцать (полночь?).
– Итак, вы готовы?
К чему я должен быть готов?! А, всё равно… Но вы-то сами готовы?
– Если вы имеете в виду расчёты, то…
– И расчёты тоже! Давайте сюда ваши бумажки.
Трапс выбирается из-за стола, а я, сделав шаг ему навстречу, вдруг вижу на столе дохлую муху. Длится это мгновение, затем воздушный вихрь, вызванный передвижением Трапса, сметает иссохшийся трупик на пол, и слоноподобная ступня припечатывает его сверху могильной плитой.
Трапс берёт у меня листки с расчётами и небрежно швыряет на свой необъятный стол. Затем он улыбается, а я чувствую себя мухой, на которую вот-вот обрушится всесокрушающая ступня.
– Я думаю, вы не откажетесь пропустить стаканчик? – ласково гудит Трапс.
Не дождётесь! От этого я не откажусь никогда!
Мы вместе с Трапсом восходим на подиум, где коротконогий массивный столик, кажется, слегка прогнулся под тяжестью целого взвода разнокалиберной посудины. Тед Вернер наливает коньяк в четыре пузатые рюмки. И лишь когда каждый из нас берёт в руки причитающуюся ему посудину, я осознаю, что нас трое, а сосудов…
Интересно, кому предназначена четвёртая рюмка? Теодору, Лилит или?..

Глава 5.
Ещё когда я был маленький, я подметил за собой одну удивительную особенность. Точнее, особенностей было вдоволь, но особо я отметил одну. Когда бы я ни загадал, каким должно быть продолжение ситуации, ни разу события не развивались так, как я предполагал. То возникали непредвиденные обстоятельства и ломалось то, что в принципе не могло ломаться. Например, раскалывался гранитный монолит, пролежавший на одном месте века и переживший два артобстрела и одну бомбардировку. Или поезд, всю жизнь курсировавший по одному и тому же маршруту, вдруг давал крюк по параллельной ветке в связи с тем, что на основной велись ремонтные работы, которые не велись тут со дня прокладки пути! А люди, те вообще вдруг начинали вести себя так, что невольно возникало сомнение в их психическом здоровье (или даже в собственном).
Эта способность делала мою жизнь непредсказуемой, что в свою очередь помогало мне сохранять спокойствие и здравый рассудок в любых абсурдных ситуациях. Великое дело – привычка! Когда абсурд окружает тебя с детства, к зрелому возрасту начинаешь испытывать дискомфорт, если он начинает сходить на нет. Кстати, у большинства людей жизнь складывается аналогично, только они постфактум думают, что готовы были к сюрпризам априори…
– Не пей! – явственно услышал я чей-то шепот и застыл, переводя взгляд с Трапса на Вернера, но у них обоих был такой невозмутимый вид, что я почти поверил в то, что фразу произнёс мой внутренний голос. Неужели проказник Буратино решил взяться за ум? Не поздновато ли, братец?!
– А вот, кстати,.. – бодро начал я, совершенно не представляя, чем буду заканчивать (как пить дать – каламбур! – опять в прозекторской).
Но в это время распахнулась дверь, и в зал бодрым пружинистым шагом вошёл моложавый мужчина, чье имя было тесно связано с надвигающимися выборами.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15