Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

– Как что?! Конечно, удалить бракованный чип.
– А он действительно существует?
– Что вы хотите этим сказать?
– Вы уверены доктор, что вы сами… не иллюзия?
– Не понимаю.
– Хорошо, сформируем вопрос иначе: вы уверены, что действительно являетесь элементом действительности?
– Вы просто находитесь под влиянием…
– Вы не ответили на мой вопрос!
– Перестаньте нервничать, сейчас мы извлечем…
– Скажите доктор, разве действительность, которая вас окружает, не вселяет ужас своей безграничной, неистребимой, но такой органичной абсурдностью?!
– Конечно, у каждого индивида рано или поздно возникает ощущение некой неадекватности…
– Доктор, не пудрите мне мозги!
– Вот как раз с мозгами мы сейчас и разберёмся.
Я ухмыльнулся, а доктор, взяв в руки электронный скальпель, шагнул мне навстречу.
Интересно, сколько патронов бывает в револьверном барабане: семь или шесть? Лилит успела выстрелить четыре раза…
На миг представив себя ковбоем, я выхватил из-за пазухи револьвер и выстрелил доктору в лицо. Потом ещё раз и ещё…
Опытным путем было установлено, что в револьверах, аналогичных той модели, которую я держал в руках, – ровно шесть зарядов. Удивляясь собственному спокойствию и равнодушию, я раздел доктора и, отобрав напоследок у него пистолет с глушителем, благополучно покинул гостеприимные покои.
Учитывая всю последовательность моих передвижений, я должен был находится на минус третьем этаже. Значит, до того момента, когда солнечный свет станет, наконец, объективной реальностью, оставалось всего три этажа, ну и, конечно, необходимо было ещё выбраться с данного.
Я абсолютно не понимал, какая цель преследовалась моими постоянными возвращениями в прозекторскую (а может, я её вообще не покидал?). Возможно, это было просто напоминание о том, что человек смертен.
Я проверил обойму пистолета, реквизированного у доктора (в ней не хватало только одной пули, доставшейся Лилит), и начал рейд по этажу в ставших уже привычными поисках лифта.
Все комнаты на этом этаже были забиты электронной аппаратурой, и сам этаж походил на заброшенный склад. Кругом толстым мягким ковром лежала пыль.
Повернув в очередное ответвление, я почти налетел на согнутого в три погибели молодого человека, того самого, что оформлял мне пропуск на первый этаж. Кряхтя и чертыхаясь, он тянул за ноги тело… Теодора. На мгновение он прервал свой нелёгкий труд и, бросив на меня раздражённый взгляд, хрипло буркнул:
– Ну чего встал, как рекламный щит, помоги!
Теодор, несмотря на свою дендроидную комплекцию, оказался тяжёлым и неудобным.
– Куда его? – поинтересовался я, когда мы уже преодолели порядочное расстояние.
– В лифт, естественно, – пожал плечами молодой баловень бюрократического аппарата.
Ну что же, похоже, что в данный момент наши судьбы совпадают.
Когда мы добрались до лифта, я успел пару раз пожалеть о том, что ввязался в процесс транспортировки, хотя в одиночестве вряд ли смог бы вообще отыскать здешний лифт (вход в него был почему-то не из коридора, а из одной ничем не примечательной комнаты), и переменить мнение о нашем неугомонном покойнике: он не был для меня отныне олицетворением засушенной орхидеи, теперь он ассоциировался с самшитом, древесина которого настолько тяжела, что тонет в воде.
– Ну вот и пришли, – смахнул пот с лица тот из моих спутников, который хотя бы внешне был похож на живого.
Мы посмотрели друг другу в глаза, и вдруг я понял, что у этого паршивца намерения аналогичны моим. Несколько мгновений наш поединок взглядов не имел никаких видимых результатов, а затем у моего противника нервным тиком перекосило левую щеку. Дальше всё произошло, как и положено в нормальном вестерне: мы схватились за пистолеты, но я, естественно (не даром же я обошел его в гляделки), был чуточку проворней… Не знаю, что двигало им, а лично я очень не хотел опять попасть в прозекторскую.
Я не поленился и уложил его рядышком с Теодором. Пусть покойнички потешатся напоследок. (Господи, это ведь уже было когда-то!!!). Приятная беседа: то да се… Я вдруг поймал себя на том, что отчетливо её слышу: ребята явно договаривались о том, какие ещё презенты надо подготовить этому лопуху (то есть мне) на следующем этаже. И тогда я, пожалуй, в первый раз заподозрил, что всё-таки медленно схожу с ума.

Глава 14.
Схожу с ума…
Я стоял перед лифтом и всё никак не мог решиться переступить его порог.
В голове, словно дятел, усердствовала одна и та же фраза:
“Боже, как хочется жрать!”
Я уже не мог отличить, является ли это желание воспоминанием или на него наложилось реальное ощущение. Граница между реальностью и сном становилась зыбкой, как никогда…
Двери лифта распахиваются, и я делаю шаг во тьму (наяву? во сне?! или это очередная ипостась какой-нибудь многоликой ВР?!).
Мне страшно. Мне давно не было так страшно. И это не банальный страх Будущего или Прошлого. Это король страхов, это инфернальный страх Настоящего. Первопричина безумия. Это ложь, будто люди кончают свою жизнь самоубийством в большинстве случаев из-за страха перед Будущим. Будущее эфемерно, его может и не быть вовсе, а вот Настоящее… То состояние взаимодействия человеческих психополей, которое определяет так называемую Действительность…
Прочь! Прочь все это нагромождение психобредней! Это всего лишь сон. Я устал! Я бесконечно устал. Я устал от бегства, от постоянного бегства… от самого себя. Я устал от погони!
Может быть, есть что-то очень здоровое в тяге к этому дурацкому жанру Horror. Как в желании засунуть руку в ледяную воду, чтобы потом, окунув её в никакую, вдруг ощутить несуществующее тепло…
Сон… Я сплю… Если я не посплю хотя бы час, весь мой процесс анализа потеряет смысл…

Глава 15.
Странно, когда я был маленький, я совершенно не боялся темноты. Наоборот, забившись в самый тёмный угол, я любил наблюдать оттуда за происходящим, оставаясь в тени. Когда наступала ночь и нормальные люди оловянными солдатиками укладывались в свои кровати-коробки, я словно оживал, выползая из своего тёмного угла, купаясь в ночи и чужих снах…
Никак не соображу, сколько я спал, спал ли вообще, а если спал, то проснулся ли?.. Осталось вспомнить не так уж много.
Минус второй этаж абсолютно не изменился. Как будто под ним нет и никогда не было ни минус третьего, ни минус четвертого, ни минус пятого, ни, наконец, минус шестого с его прозекторской. Тот же бесконечный кафель, то же отсутствие летучих мышей. Только ещё добавилось отсутствие людей. Никто не сновал с деловитым видом по коридорам, никто не восседал с непринужденно-озабоченным видом за письменными столами…
Хм, неужели я умудрился-таки всех истребить?!
Я не удержался и заглянул в ту комнату, где меня осчастливили ВР-чипом.
Никого. Все чисто и прибрано, будто здесь вообще ничего не происходило.
Я подошел к столу, у ножки которого некогда лежало тело доктора, и немного отодвинул его. Так и есть, крохотное пятнышко. Сейчас трудно судить, но скорей всего это следы крови.
До лифта я добрался беспрепятственно. Благо дорога была уже знакома.
Только бы не опять в прозекторскую! Я понимал, что шансы мои равны почти нулю, но я шел вперед, ибо казалось, что, как только я вырвусь из заколдованного круга, мучения мои закончатся сами собой.
Возле лифта меня поджидал Спенсор Трапс.
– Не дурите, Энжел, – тихо пробормотал он, стараясь не глядеть мне в глаза.
– О чём вы? – невозмутимо парировал я, стараясь поймать его ускользающий взгляд.
– Вы прекрасно знаете, о чём. Вы напрасно затеяли всё это.
– Не говорите загадками.
– Чего вы добиваетесь? Хотите расшатать устои сложившейся системы?! Поверьте мне, это вам не под силу! Да и системы нет как таковой. То, что вы можете наблюдать, лишь бледная тень действительности…
– Вы хотите сказать, что действительность ещё более омерзительна?
– Не передергивайте, Энжел. То, что вы видите, и реальность – это “две большие разницы”!
– Вы хотите сказать, что виной всему является бракованный чип?
– Нет, но…
– Тогда у меня есть еще один вопрос – последний!
Трапс глянул на меня с плохо замаскированным беспокойством.
Я беззаботно ухмыльнулся в ответ и, не давая ему опомниться, тут же спросил:
– Если я убью вас, система рухнет?
– Нет, конечно.
– А жаль, это был бы такой простой и прекрасный выход.
– Вы больны, Энжел!
– Я здоров!
– Физически да, но…
– А точкой отсчета вы считаете собственное восприятие действительности?
– Нет, но…
– Прощайте, Трапс!
– Не обольщайтесь, Энжел…
После всех моих похождений дальнейшее было легко и просто: я выстрелил только раз, Трапс отлетел к стене и оплыл, словно подтаявший пудинг.
Странно, но даже после этого чувство, что за мной внимательно наблюдают, не исчезло. Я ощущал себя бессмысленно суетящимся муравьем, которого накрыли прозрачным стеклянным колпаком. Но я адски не хотел обратно в прозекторскую!

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15