Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Моя русалка вновь спит, и я надеюсь, что в ее очаровательную головку за оставшиеся до рассвета пару часов не взбредёт блажь ещё разок удостовериться, что я не извращенец. Не то я весь остаток жизни посвящу крестовому походу против петухов.
Но, бог с ними, с петухами, вернёмся лучше к нашим… собакам.

– Здравствуйте, Филипп.
– Здравствуйте, мистер Вернер.
– К чему этот официоз? Зовите меня по-прежнему Тедом.
– Ты знаешь его? – жарко зашептала повисшая у меня на руке Лилит.
– Конечно, он меня знает. Именно я посоветовал ему принять участие в эксперименте.
– Это страшный человек! – Лилит съёжилась и стала совершенно непохожа на ту “белокурую бестию”, которая силой вытянула меня из прозекторской.
– Кстати, Тед, а как вы относитесь к смерти?
– Философски. То же и вам советую.
– К вашей я бы тоже отнесся философски.
– К чему эта ирония, – поморщился Тед Вернер. – Лучше прислушайтесь, что делается за дверью.
За дверью действительно творилось что-то невообразимое. Там бесновалась по меньшей тысяча совершенно ошалевших псов. Они скребли когтями дверь, визжали, грызлись между собой и выли, выли, выли…
– Не иначе, как на покойника, – цинично ухмыльнулся Вернер, и Лилит задрожала ещё сильней. – Слышите, как скребутся?! Дверь долго не выдержит. Так не проще ли взять да открыть?!
– Вы сумасшедший, – хрипло выдавил я, одной рукой прижимая к себе Лилит, а второй беспомощно сжимая и разжимая кулак.
– Это я-то?! – вдруг захохотал Вернер. – А ты сам-то кто? Разве то, что тебя окружает, не кошмар? Не бред?! А бред возникает тогда, когда есть человек, его продуцирующий!
– Вы хотите сказать, что во всём виноват я сам? Что без меня не было бы и кошмара вокруг?
– Вот видишь! Ты сам пришел к верному выводу.
– Не верь ему!!! – вскрикнула Лилит. – Спроси у него про чип!
– Чип… – неуверенно начал я.
– Что чип? – ухмыльнулся Вернер.
– Он есть или нет?
– Может, есть, а может, нет.
– Но подземелье, лабиринты…
– А ты уверен, что это не обычные коридоры, трансформированные твоим больным воображением?
– Но псы?!! Они существуют?
Тед брезгливо поморщился, косясь на ходящую ходуном дверь, и нехотя пожал плечами:
– Ну, псы… они, конечно,.. существуют.
И в это время дверь разлетелась в щепки, а в комнату хлынул поток визжащих, воющих, лязгающих зубами тварей…

Глава 12.
Если верить астрологии, то я, рожденный под знаком Скорпиона, каждую ночь, засыпая, умираю, а просыпаясь, рождаюсь заново.
Не знаю, может, в этом и есть какая-то доля истины. Но так или иначе, каждый раз, просыпаясь, я удивляюсь, что все ещё жив…
Холодно… Господи, как холодно! Как слаба человеческая плоть! Стоит температуре чуть отклониться от некого оптимального интервала, как плоть тут же начинает сигнализировать о дискомфорте, а то и вовсе разваливаться на части.
То ли дело сознание! Чтобы заставить его выйти из строя, нужно как минимум его уничтожить (точнее, уничтожить плоть, что тоже может оказаться недостаточным, особенно если верить в переселение душ).
Вопрос же о безумии спорен изначально, так как зиждется на нефункциональных точках отсчёта – морально-этических, которые в принципе нестабильны и в разное время могут быть диаметрально противоположными, а то и вовсе амбивалентными. Так что безумие – это всего лишь нетрадиционная для данного исторического момента форма функционирования разума. Естественно, если не учитывать те формы безумия, когда разум просто исчезает и больной ведет растительный образ жизни…
Собственные построения меня успокаивают, и я уже почти индифферентно начинаю воспринимать тот факт, что я снова:
а) голый,
б) на мраморном столе,
в) в прозекторской.
Проходная пешка вновь выходит на исходную позицию.
Начать жизнь сначала, хорошо это или плохо?
Я сполз со стола и привычно начал с обхода. На соседнем столе лежала Лилит, нагая и прекрасная. Картину портили лишь два едва заметных шрамика на шее, по форме очень похожих на следы зубов. Был здесь и Тед Вернер, и даже сейчас с его уст не сходила ироничная ухмылка. Но на этот раз отсутствовала драгоценная персона моего шефа, а также я не обнаружил милого моему сердцу “бычка”, у которого я ранее периодически одалживал то пистолет, то штаны.
Я содрал с Теда Вернера покрывало и тщательно задрапировался. Меня отнюдь не прельщало, чтобы какой-нибудь пес впал в соблазн попробовать на зуб особо аппетитные части моего многострадального тела.
Участок лабиринта, ведущий к лифту, я прошёл, играючи. Сказывался опыт. Следующий этаж, с разноцветными стенами, тоже оказался не таким уж сложным. Как только до меня начал доноситься нарастающий шум пёсьей погони, я ускорил шаг и почти интуитивно вышел к дверям лифта. Сквозь стремительно сужающуюся щель закрывающихся дверных створок я ещё успел увидеть авангард страшной стаи, мчащейся по моим следам. Двери закрылись, лифт мягко двинулся, два-три глухих удара, донесшихся снаружи, возвестили о том, что разъяренные псы отнюдь не иллюзия.
Хотя я не мог бы сказать, что сей факт вносит хоть толику ясности в общую картину.
Я посмотрел на себя в зеркало, занимавшее почти полностью одну из стен лифта, и невольно расхохотался. Уж больно нелеп был отражавшийся в нём человек: всклокоченный, босой, в какой-то нелепой тоге, с искрой безумия в глазах. Я хохотал до тех пор, пока, обессиленный, не сполз на пол.
Это меня и спасло.
Когда двери затормозившего лифта стали медленно открываться, внезапно на пороге выросла фигура, показавшаяся мне в непривычном ракурсе исполинской. Яркий свет, бивший ей в спину, почти ослепил меня. Но по общему абрису я узнал… несравненную Лилит. Она стояла, широко, по-мужски, расставив ноги, и двумя руками сжимала револьвер.
Белокурая бестия успела выстрелить четыре раза, прежде чем двери лифта начали закрываться. Если бы я стоял, пули бы угодили мне прямо в живот, а так сверху лишь холодным хрустальным дождем посыпались осколки вдребезги разлетевшегося зеркала.
А потом послышался мягкий хлопок, и Лилит, качнувшись, мягко осела, заклинив двери лифта. Они периодически подёргивались, пытаясь закрываться и вновь открываясь, словно пародируя предсмертную агонию.
В щель протиснулся доктор, который бог знает когда “осчастливил” меня ВР-чипом (было ли это вообще?!!), и, пряча в карман белого халата пистолет с глушителем, произнес скороговоркой:
– Кажется, я успел. Как хорошо, что вы ещё живы!

Мне бы его оптимизм!!

– А я ещё жив?! – я попытался вложить в вопрос всю оставшуюся у меня в запасе иронию, но эскулап, похоже, сделал себе какую-то соответствующую прививку, ирония отскакивала от него, как блоха от самого распоследнего плешивца:
– Ну же, поспешим. С минуты на минуту сюда может нагрянуть Теодор!

Да видал я вашего Теодора!!! Почти в гробу и хотя без белых тапочек, но зато босого!
Так и не встав с четверенек, я подобрался к Лилит. Она была прекрасна, как всегда. Я взял ее за руку, рука была теплой. Не верилось, что минут двадцать назад я оставил эту женщину нагой и окоченевшей на мраморном столе с желобами для стока крови…
Да господь со мной, эту ли?!
Я осторожно провел рукой у нее за левым ухом, ожидая (или не ожидая?!) ощутить шрамик от лазерного скальпеля и крохотный бугорок чипа, но тут же отдернул руку. Рука была в крови. Пуля доктора угодила Лилит точно за ухо.
Более чем подозрительное совпадение.
– Ну же, чего вы возитесь?! – нервно озираясь, прошипел доктор.
В тот момент, когда он отвернулся, я спрятал револьвер Лилит в складках своей мантии.
Странно, но истерика к данному моменту у меня совершенно улетучилась, не оставив, кроме огромной чёрной дыры в эмоциях, ни черта!
– Я готов, – сухо сообщил я доктору, протискиваясь сквозь дергающиеся двери лифта.
– Тогда поторопимся, – буркнул доктор и, развернувшись ко мне спиной, двинулся по коридору.
Секунду я смотрел в эту сутулую спину, одновременно прислушиваясь к холодной тяжести револьвера в складках моего одеяния, а потом двинулся следом.
На ходу я оглянулся. Лилит так и осталась полулежать в дверях, а от нее тянулась цепочка кровавых следов.
Но это была не её кровь. Просто я порезал обе ступни об осколки зеркала…

Глава 13.
– Вы не представляете, какой опасности избежали! – экзальтированно всплеснул руками доктор, как только мы оказались в пыльном, захламленном различным медицинским оборудованием помещении. В отличие от комнаты, пальцы у доктора были чистыми и ухоженными, но какими-то излишне подвижными, что оставляло неприятный подспудный осадок. Так и виделось, как доктор этими чистыми подвижными пальцами ковыряется у тебя в мозгах.
– Что, разве на этом этаже по коридорам бегают разъяренные розовые слоны?
– Напрасно вы пытаетесь шутить, – покачал головой доктор, раскладывая на столе хирургические инструменты. – Если бы вы могли РЕАЛЬНО оценить положение вещей…
– Что вы собираетесь делать? – почти равнодушно поинтересовался я.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15