Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Если бы! Думаю, в данной ситуации это был бы не такой уж плохой выход, скорее всего, даже оптимальный.
– Извините, это у меня нервное. Я, знаете ли, несколько устал…
Проклятие, я ещё и извиняюсь перед этим чучелом! Абсурд, да и только!!!
– Ладно, – снисходительно ворчит Феникс-Теодор, – отдохните, Энжел. Лилит вас проводит… А потом – за дело!
Я перевёл взгляд на блондинку.
Лилит! Где-то я уже слышал это имя… Наверно, в предыдущих реинкарнациях.
– Он сегодня такой странный, – интригующе шепчет Лилит, почти повисая у меня на руке. Она кивает Теодору и с неожиданной силой выволакивает меня в коридор.
– Куда мы идем? – глупо спрашиваю я.
– Конечно, ко мне! – чуть раздраженно откликается она.
И из её ответа становится ясно, что в тот момент, когда я решил, что дёшево отделался, на самом деле я, как обычно, принял желаемое за действительность.
– Собственно, мы уже пришли, – томно выдыхает женщина-вамп и, чувствуя мою нерешительность, почти вталкивает меня в уютно обставленную комнату, где центральным элементом интерьера служит странно высокая кровать, похожая на алтарь. В данную секунду алтарь прикрыт роскошным чёрного бархата покрывалом.
Блондинка решительно запирает за нами дверь и жестом фокусника сдергивает покрывало с пугающего своими габаритами ложа.
Как и положено у иллюзионистов высокого класса, под покрывалом оказывается совершенно не то, чего вы ожидали.
Теперь понятно, почему ложе показалось мне несколько необычным.
На самом деле это… стол! Стол с огромной мраморной столешницей и вырубленными в ней желобами для стока крови!!!

Глава 10.
Мрамор обжигал спину адским холодом. Перед глазами у меня был потолок, почему-то выкрашенный в чёрный цвет.
Неужели я снова в прозекторской?!!
Туман, клубящийся в сознании, не давал ни малейших шансов вспомнить, что происходило со мной в ближайшие несколько часов. Таким же слоем тумана было окутано будущее…
Я шевельнулся на своём неудобном ложе и попытался нащупать ногами пол.
В дальнем от меня углу комнаты стояло огромное тусклое зеркало, а перед ним на чёрном пуфике спиной ко мне сидела женщина, совершенно нагая, и медленно, завораживающе медленно расчёсывала свои неправдоподобно светлые волосы.
– Ну и горазд ты спать! – сказала она, не оборачиваясь.
Я встретился глазами с её отражением, и мне показалось, что оно живет совершенно самостоятельной, отдельной от этой изящной белой спины и мягкой волны ягодиц, расплющенных о непроницаемо-чёрную обивку пуфика, жизнью.
– Я спал?
Более идиотский вопрос было трудно придумать.
– Ну, сначала ты показал всё, на что способен, – её усмешка обжигала не меньше, чем ледяная поверхность мраморного ложа, – а потом мгновенно отключился.
Я стоял, покачиваясь, и молча смотрел, не в силах отвести зачарованный взор от этой голубоватой, матово светящейся, безбожно похожей на мрамор кожи.
Невольным жестом я коснулся своего разгоряченного лица и с недоумением уставился на руку: пальцы были в крови…
Лилит вновь перехватила в зеркале мой взгляд и хищно улыбнулась:
– Прости, милый, я, кажется, прокусила тебе губу…
А потом, без перехода, спокойно и холодно добавила:
– Ну, раз ты уже пришел в себя, надо торопиться. Теодор не любит, когда опаздывают.
Дьявол! Я совершенно не помнил, что со мной происходило до сна. Напротив, у меня складывалось впечатление, что до того момента, как я проснулся, меня просто не существовало!
– Одевайся, – буднично кинула Лилит.
Сама она лениво вползла в чёрный обтягивающий комбинезон и почти растворилась на фоне чёрной мебели и соответствующего по цветовой гамме интерьера. Лишь копна волос давала возможность определить её местонахождение в пространстве.
Я поспешно натянул такой же чёрный комбинезон и невольно хмыкнул.
– Ты чего? – удивленно вскинула брови Лилит.
–Я стал похож на какого-то… электромонтёра или, может,.. вампира.
–Ты всегда отличился оригинальностью мышления, – хмыкнула в свою очередь она. – Ты уж сам решай, кто ты теперь: электромонтёр или… сантехник.
А действительно, кто я?
Я Филипп Энжел, бывший программист и… И ВСЕ!
Нет!!! Ещё я крыса, лабораторная крыса в учебном лабиринте. Я бегу, натыкаюсь на стены, разбиваю в кровь морду, безуспешно карабкаюсь на стены, падаю в учебные ямы, полные самого настоящего дерьма… А где-то сытые и довольные жизнью морды следят за моими тщетными потугами, лениво ковыряясь в зубах и ещё более лениво делая ставки: кто на что, но в большинстве своём на то, что крыса не добежит.

Вот вам всем!!!

Я поймал на себе внимательный изучающий взгляд Лилит и беспомощно улыбнулся. В ответ она равнодушно пожала плечами и шагнула к двери.
Вновь калейдоскоп разноцветных стен. Совершенно безумное чередование красок!
Но вдруг что-то изменилось в окружающей обстановке. Лилит явно занервничала и ускорила шаг. Стараясь не отстать, я припустил следом. На бегу покрутив головой, я вдруг понял: в коридорах стал отчетливо ощутим запах псины. И откуда-то издалека доносился рокот, словно в недрах лабиринта, медленно нарастая, шумел океанский прибой.
– Что это?
– Псы! – коротко бросила она и теперь действительно побежала.
Звук “прибоя” усилился до того, что в нем уже явственно можно было различить гулкий цокот множества когтей по бетону и надсадное хриплое дыхание сотен глоток.
Лилит в отчаянии стала ломиться в первые попавшиеся на пути двери. Я спиной чуял обжигающее дыхание распахнутых слюнявых пастей…
Первая дверь оказалась запертой. Лилит посмотрела на меня, в ее взгляде сквозили – может быть, впервые за все время нашего знакомства – человеческие чувства: растерянность и покорность судьбе.
Я метнулся к ближайшей соседней двери (смрадное дыхание стало невыносимым!). К счастью, она была не заперта. Почти силой я втащил обезумевшую Лилит в комнату и захлопнул за нами дверь.
В комнате было темно.
– Здесь нам нечего боятся, – мягко сказал я, стараясь успокоить дрожащую от ужаса Лилит. – К счастью, двери открываются наружу. Вряд ли эти псы, кто бы они ни были, додумаются, что надо тянуть за ручку.
– Вы плохо себе представляете, Энжел, с какой силой столкнулись, – раздался из недр комнаты равнодушный мужской голос, при звуках которого Лилит задрожала ещё сильней и беспомощно прильнула ко мне всем телом.
Щёлкнул выключатель, и от внезапно вспыхнувшего света, после тьмы показавшегося мне вспышкой сверхновой, я рефлекторно зажмурился, прижимая к себе хрупкое тело Лилит.
Когда мне, наконец, удалось разлепить судорожно сведенные веки, я увидел…

Глава 11.
– …Ты кто?
Я с трудом вернулся к действительности. Моя русалка проснулась и теперь смотрела на меня с явным подозрением.
Хотя насчет действительности можно было и поспорить. Уж кому-кому, а мне полагалось бы знать, что действительность – явление эфемерное! То, что большинство из нас принимает за действительность, ни в коей мере ею не является. Это может быть бред, галлюцинация, мистификация, наконец, просто желаемое. А действительность – это нечто неуловимое и вместе с тем бесконечно фундаментальное. Толчок крови, гулко отозвавшийся в виске, первое мгновение внезапно родившейся боли. То же, что предлагает разум, чаще всего спорно и на поверку в большинстве случаев оказывается ложным, так как базируется на слишком сложной системе анализа и ещё более запутанной – синтеза.
– Я тот, кого ты встретила вчера в баре.
– Ты принимаешь меня за идиотку?
– Ну почему же, я считаю, что каждый волен…
– Я не о том. Кто ты вообще? Ну, что из себя представляешь, чем живёшь, чем дышишь, когда не… спишь с кем попало?
Вопрос вопросов! Разве я сам не задаю его себе постоянно?! Только этот подлец (то есть я сам!) постоянно ускользает от ответа.
– Я – самый обыкновенный человек, каких тысячи.
– Твой ответ предполагает, что есть люди необыкновенные?!
– Конечно. Причем их необыкновенность может быть как со знаком плюс, так и со знаком минус.
– Гении и злодеи.
– Скорее добрые гении и гениальные злодеи.
– Понятие “гений” не имеет знака.
– Правильно. Знак определяется видом деятельности, на которую они направляют свою гениальность. Точно так же, как не существует адских изобретений – всё зависит от дальнейшего их применения. Например, гильотиной можно обрезать кончики сигар, а можно рубить головы.
– Ты решил в три часа ночи прочесть мне лекцию на морально-этические темы?
– Избави бог! Я лишь продолжаю мысленный спор с самим собой.
– Я и не знала, что ты извращенец.
– О чём ты?
– Под боком у него женщина, а он “с самим собой”.
– Я исправлюсь.
– Когда?
– Прямо сейчас…

Воистину резервы человеческого организма неистощимы. Хотя природа всё же вдоволь поиздевалась над мужским самолюбием, создав… петуха. Еще один недостижимый миф. Как и сама суть человеческой натуры.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15