Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

– Энжел, ведь вы же математик, у вас должно быть развито логическое мышление, ну, гляньте вокруг повнимательней, неужели вы не видите, что вся окружающая вас действительность абсурдна?! Это всего лишь иллюзия!!! Если вы не будете активно нам противостоять, мы сможем оказать вам быструю и квалифицированную помощь. В конце концов, ведь вы сами пошли на этот эксперимент. И если бы не досадное недоразумение…
Интересно, что он имеет в виду под досадным недоразумением: то, что я ещё не препарирован?!
Я напрягся, потому что, несмотря на экзальтированные вопли блуждающего покойника, явственно различал у себя за спиной ещё чьи-то крадущиеся шаги. Значит, пока наш говорливый усопший заговаривает мне бракованный чип, кто-то решил зайти с тыла, чтобы применить к моей персоне более радикальные способы лечения.
– Вы слышите меня, Энжел?
Слышу, слышу… Я всё вижу и слышу, хотя всё ещё ничего не понимаю.
– Скажите, – крикнул я, чтобы как-то успокоить не в меру разговорившегося мертвеца, – вы живой или мёртвый?
– Конечно, живой, – нервно хихикнул он в ответ, – странный вопрос!
– А в прозекторской на мраморном вы столе смотрелись вполне реально.
– В какой… прозекторской?
Теперь была моя очередь хихикать, но я молча на цыпочках отступил назад и, развернувшись, стал ждать второго оппонента.
Ждать пришлось недолго. Он осторожно выглянул из-за дальнего угла, и я аккуратно влепил ему пулю между глаз! И лишь когда он уже падал, я сообразил, что это был “бычок”, которого я оставил рядом с дражайшим шефом…
Кстати, как он там без меня?! Я круто развернулся…
Не в меру ретивый жмурик несся ко мне по коридору, неправдоподобными скачками подлетая под самый потолок тоннеля, и при этом ещё умудрялся покачиваться в воздухе, словно его поджарый зад служил ему стабилизатором. Глаза у него остекленели, а рот был так широко распахнут, что, если бы в полете с клыков срывались капельки крови, я бы не удивился. Меня пронзил такой ужас, что ноги примерзли к бетону. Двигаясь словно в воде, я медленно поднял руку с пистолетом и, почти не целясь, выстрелил. Я мог поклясться, что видел, как пуля влетела в его распахнутую пасть; но он, кажется, этого просто не заметил. Несмотря на то, что тельце упыря было крохотным и сухим, в тот момент, когда он с размаху в меня врезался, я ощутил, наверное, то, что чувствует в последнее мгновение парашютист, забывший перед прыжком надеть парашют…
Вместе с искрами из глаз из меня вылетело и сознание…

Глава 8.
Странная голубоватая поверхность в тонких, чуть размытых прожилках… словно карта района, сплошь покрытого сетью рек и ручейков… или очень тонкая, почти прозрачная кожа, с причудливым рисунком кровеносной системы… скорей всего, женская… или…
Странно, но такое ощущение, что все это великолепие время от времени скрывается в дымке, словно у меня периодически нарушается зрение. И голова трещит… Я пытаюсь пошевелиться и понимаю, что лежу ничком, уткнувшись носом в мраморную плиту.
Я в прозекторской!!!
– Наконец-то, – слышу я над собой возбуждённый шепот, – наконец-то вы пришли в себя…
Чуть склонившись надо моим неуютным ложем, стоит давешняя девица, которая часа полтора назад (в прошлой жизни?!) занимала соседний столик.
– Ну же, вставайте, – требовательно произносит она. – Если не хотите, чтобы в вашей голове продолбили ещё одну дырку!
Я этого не хочу!
Я пытаюсь встать…
Я опять голый – что за наваждение! Очевидно, как всякое дитя, я обречён каждый раз появляться на свет голым и беспомощным…
С трудом превозмогая какую-то заледенелую твёрдость всех мышц, я сползаю со стола, но, не устояв на ногах, вынужден опуститься на четвереньки. Девица неожиданно хихикнула. Я скрипнул зубами и попытался принять более адекватную позу. Девица кинулась мне помогать, но я уже и так справился. Без неё!
Я стоял, чуть покачиваясь, я был голым и беспомощным, девица крепко поддерживала меня под локоть. Я чувствовал странный болезненный жар, исходивший от её тела.
– Кто вы? – пробормотал я, пытаясь при этом одновременно: заглянуть девице в глаза и не утратить хрупкого равновесия.
– Меня зовут Лилит.
– Я не об этом.
– У нас слишком мало времени!
– Лишь у покойников оно не лимитировано.
– Ну вот, вы сами всё прекрасно понимаете. Вы же не хотите пополнить их ряды?!
Ни черта я не понимаю! Я даже не уверен, жив ли я сам, а насчет неё у меня и вовсе отдельное мнение, которое, правда, я пока не спешу оглашать.
– Оденьтесь! – сказала она и швырнула охапку чьей-то (уж точно не моей!) одежды. Похоже, пока я “дремал” в этот раз, моя случайная напарница успела разоблачить доктора. Кстати, интересно, а кто сейчас “отдыхает” на соседних столах?
– Ну, что же вы?! Нашли время разглядывать покойников. С минуты на минуту сюда могут войти!
А вот на это мне почти наплевать, несмотря на то, что я лишился пистолета и обладаю пока лишь штанами и белым халатом.
Так. Голый доктор на месте. Красавица стоит у меня за спиной, а вместо любителя орхидей расположился убиенный мною “бычок”. Пистолета у него, естественно, нет. Хотя только окончательно спятивший может отыскать в этом безумном хороводе событий естественность и здравый смысл.
– Ну что, долго вы будете любоваться покойниками? Еще немного и я решу, что вы некрофил, – саркастически хмыкает у меня за спиной белокурая бестия, и я вынужден прикрыть здоровяка покрывалом, но при этом умудряюсь незаметно провести рукой у него за ухом. Так и есть – шрам!
– Я готов!
Блондинка неопределенно фыркает и молча направляется к дверям. Я следую за ней. На пороге я оглядываюсь: у меня такое впечатление, будто я покидаю родной дом. Я хмыкаю, чтобы обмануть собственное смятение. Видимо, с головой у меня и впрямь некая неадекватность.
В коридоре сумрачно. Блондинка подхватывает меня под руку и почти волоком тащит за собой. Мои мышцы медленно, но уверенно приходят в себя, и через некоторое время я чувствую себя почти что заново родившимся (не к ночи будь помянуто данное сравнение!!!).
Мы несколько раз ныряем в неприметные боковые ответвления лабиринта и буквально через несколько минут оказываемся в тоннеле. Девица небрежно проводит рукой по стене, и та раскалывается пополам, а за ней открывается ярко освещённое помещение обыкновенного лифта.
Правда, на панели всего две кнопки: одна вверх и вторая, естественно, вниз (хотя я бы ничуть не удивился, если бы стрелка указывала в сторону!).
Двери лифта мягко закрываются, и на мгновение я впадаю в панику. Элементы клаустрофобии, очевидно, присущи любому человеку, но у меня они (оно и понятно, если учесть мое нынешнее состояние) явно гипертрофированы.
Девица развернулась ко мне всем своим роскошным фасадом. Окончательно смешавшись, я начинаю шарить по карманам, забывая, что на мне одежда покойного доктора.
– Ты не поцелуешь меня?
Вопрос застает меня врасплох, но, криво и неуверенно ухмыляясь, я храбро беру блондинку одной рукой за талию, второй при этом роняя на пол связку ключей, случайно обнаруженных в одном из карманов.
– Извини, – бормочу я, начиная ползать на четвереньках в непосредственной близости от пары безупречных (даже в таком непривычном для меня ракурсе) конечностей.
Блондинка нервно хихикает. Лифт плавно тормозит и этим временно освобождает меня от принятия более радикальных решений. С видом заинтересованного идиота я вопросительно смотрю снизу вверх на блондинку. Она холодно пожимает плечами и первой выходит из лифта.

Глава 9.
Этот этаж был похож и не похож на предыдущий. Тот же безумный лабиринт нефункциональных коридоров, но стены – не голый серый бетон, а покрытые чуть облупившейся во многих местах весёленькой разноцветной краской. Блондинка уверенно провела меня по пустым коридорам и остановилась перед ничем не выделяющейся из множества таких же обитых железом дверью:
– Ты готов?
“К чему?!” – мельком подумал я, но на всякий случай кивнул.
– Тогда пошли.
Она рывком распахнула дверь и первой перешагнула порог.
Я самоуверенно ухмыльнулся и шагнул следом.
Бог знает, что я ожидал там увидеть, но, казалось, был готов ко всему! Даже если бы там стоял шикарно сервированный стол, а за ним, урча, пировало семейство канибалов…
Думаю, меня бы это меньше потрясло, чем то, что предстало пред моими глазами.
Там действительно стоял стол. Обычный, канцелярский, на котором ничего не было, кроме одной-единственной дохлой мухи, но за ним, скрестив жилистые руки на впалой груди, сидел… мой шеф! Похоже, решивший доконать меня своей непосредственностью.
– Я рад, что вы к нам, наконец, присоединились, Энжел! – патетично изрек он. – Я знал, что вы во всем разберетесь и сделаете правильные выводы.
Я чуть было не хихикнул, что явно не соответствовало бы торжественности момента. Вот если бы он ещё мне кратенько намекнул на содержание этих моих “выводов”…
– Как вас зовут? – вяло поинтересовался я.
– Теодор, – по инерции произнес мой сушёный Феникс, но тут же взорвался:
– Вы что, спятили, Энжел?!

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15