Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Я слез со стола и прошелся по помещению. Мрачноватый зал без окон был уставлен столами, на которых под плотными покрывалами вальяжно расположились: доктор в халате, пара незнакомых личностей, одна прелестная даже на смертном одре девица (очевидно, с мозгами у меня действительно не всё в порядке, иначе моя реакция была бы более адекватной!). И… мой шеф. Теперь уже безусловно бывший. Орхидея засохла окончательно и бесповоротно!
За левым ухом моего незабвенного гербариеведа красовался аккуратный розовый шрамик, какие остаются после вмешательства лазерного скальпеля в интимные процессы, происходящие под черепной коробкой… Но я не успел по достоинству оценить этот неожиданный пикантный нюанс, так как за одной из двух дверей, ведущих в прозекторскую, послышались голоса, и я стал лихорадочно прикидывать, куда может податься в наше время абсолютно голый человек на абсолютно голой земле…
Буквально мгновение я ещё колебался, но затем, очевидно, здоровая натура взяла своё (лечь рядом с мёртвой девицей было бы полным кощунством), и я нырнул под покрывало к моему дражайшему шефу…
– Которого? – голос говорившего сквозь плотное покрывало звучал глухо и надтреснуто.
– Красавицу. Туды её… за ногу!
Таки есть бог на свете! Хотя, в принципе, если бы я сейчас сиганул голым из-под покрывала, я, несомненно, имел бы успех у любой взыскательной и искушённой публики…
Когда возня затихла, я осторожно выглянул наружу. Стол, на котором лежала девица, опустел. В прозекторской, кроме оставшихся жмуриков и меня, на данный момент никого не было. Я поспешно покинул своего шефа, его общество доставляло мне не так уж много удовольствия и тогда, когда он ещё дышал. Когда я заботливо укутывал его сухонькое тельце, мне померещилось, что покойничек из-под полуприкрытых век внимательно наблюдает за моими действиями. Чтобы избавиться от наваждения, я демонстративно повернулся к нему спиной.
Так или иначе это не решало моих проблем. Даже если на меня ещё не открыли сезон охоты, то как минимум тут же вызовут санитаров, стоит мне разок пройтись по коридорам в моём нынешнем костюме.
Сначала я решил завернуться в тогу, лишив покрывала моего дражайшего шефа, но, чуть поразмыслив, пришел к здравому выводу, что в тоге я буду выглядеть ещё более интригующе, чем просто голым. Потом я прикинул, а не раздеть ли мне доктора (хорошо, что хоть девицу забрали, а то при своем нынешнем состоянии я мог дойти бог знает до чего!).
К счастью, пока я мучительно размышлял, в коридоре опять послышались шаги.
Время “растекаться мыслью по древу” истекло. Я встал так, чтобы входящий прикрыл меня дверью (отнюдь не из эстетических, а скорее из стратегических соображений!).
Дверь открылась, на мгновение сузив мое поле зрения до участка крашеного в белый цвет дерева, а потом стала медленно откатываться назад.
Не дожидаясь окончания процесса, я пинком затворил дверь и прыгнул вперед…
Не знаю, то ли вид голого мужика, выскакивающего из тёмного угла, имел столь оглушительный успех, то ли я действительно хорошо приложился, но посетитель рухнул, как подкошенный. Приятно было видеть, что им оказался один из вялоглазых, а завалить такого быка – это вам не… в компьютерные игры играть.
На всякий случай для верности я ещё пару раз стукнул его головой об пол, а затем провел сеанс насильственного стриптиза. Прикинув, что если, прошастав абсолютно голым более часа, я теперь внезапно нацеплю галстук, то это будет слишком даже для моей нервной системы, я использовал его более утилитарно, вывернув вялоглазому за спину руки и крепко скрутив толстые запястья пёстрым куском шёлка, по совместительству являющегося нефункциональным, но неотъемлемым аксессуаром в туалете любого истинного джентльмена.
Костюмчик вялоглазого сидел на мне почти как влитой, а под пиджаком меня плотно обвивала специфическая сбруя. И приятная тяжесть под мышкой намекала на то, что нас ещё рано сбрасывать со счетов. Все-таки мужчина в штанах, но без пистолета – всё равно, что голый!
Я окинул прозекторскую прощальным взглядом, а потом, не удержавшись, внес завершающий штришок. Пыхтя и тужась, устроил всё ещё не оклемавшегося “быка” под одним покрывалом с моим незабвенным шефом. Пускай себе ребята потешатся напоследок и помянут меня добрым словом.
На пороге прозекторской я оглянулся… и вновь мне показалось, что из-под покрывала за мной пристально следит остекленевший шефов глаз.
Я сплюнул три раза через левое плечо и покинул, наконец, сию гостеприимную обитель.

Глава 6.
Перешагнув порог прозекторской, я угодил в лабиринт. Скорей всего, это был один из самых последних подземных этажей. То есть я находился у самого подножия пирамиды с дурацким названием “Компьютерный Рай”.
Проблуждав в лабиринте около часа, я понял, что заблудился. Я совершенно не представлял, в какой стороне находится прозекторская. Хотя, руководствуясь здравым смыслом (это у меня-то!), можно было предположить, что вряд ли транспортировка тел осуществлялась по этому маршруту: разве что покойнички сами проделывали этот путь, неотвратимо двигаясь навстречу зловещему Минотавру, поджидавшему их в прозекторской с плотоядной ухмылкой…
Я поспешно отогнал в глубь сознания этот бред. Скорей всего, ещё в самом начале пути я где-то прошляпил нужный поворот и теперь забрёл бог весть куда. Нужно хотя бы теперь воспользоваться простым и надёжным правилом лабиринта: идти, всё время держась рукой, например, за левую стену. Рано или поздно, но я должен куда-нибудь дойти.
А что потом?! Подняться на лифте, небрежно кивнуть охраннику – и всё? Так меня и отпустят! Но ещё раз ковыряться в моих мозгах я им не позволю. Живым точно не дамся!
Я огляделся по сторонам. Пока правило лабиринта безусловно работало. Пейзаж вокруг хотя и не блистал разнообразием, но явно не повторялся. Оставалось неясным одно: продвигаюсь ли я к выходу или безнадёжно от него удаляюсь?!
Стены – сплошной заплесневелый бетон. Такое впечатление, что это нагромождение поворотов, разветвлений и тупиков создано с какой-то искусственной целью… А тут ещё странное подспудное чувство, словно за мной всё ещё пристально следит остекленевший глаз моего покойного шефа… Мерзкое ощущение: словно ты подопытная крыса, над которой ставят опыт по определению “живучести”. Причем сами экспериментаторы уже давно умерли. Этакие
полуразложившиеся мертвецы, снисходительно взирающие на суету странной формы существования материи, именуемой жизнью. Я даже повертел головой на всякий случай. Вроде никого. Но при современном уровне техники обнаружить скрытые телекамеры практически невозможно.
Где-то в недрах бетонного лабиринта я явственно различил чью-то тяжелую поступь и хриплое астматическое дыхание.
Погоня?!
Ха!!!
Это вам не голого мужика стращать: я в штанах и при оружии!
На всякий случай я замер, всё ещё опираясь левой рукой на стену.
Мои преследователи тоже затаились. Может, их не было вовсе?! Может, они лишь плод моего измученного воображения? Может, виной всему мой истерзанный мозг и те железяки, что успели в него запихать?
Я собрался и сосредоточился. И вновь явственно различил, как кто-то совсем рядом совершил короткую перебежку.
Ну что ж, ребята, валяйте!
Я достал пистолет и осторожно передёрнул затвор. Потом, пятясь, отодвинулся по коридору, заняв такую позицию, из которой любой вынырнувший из-за поворота окажется у меня как на ладони, находясь при этом на расстоянии около двадцати метров. Огромном расстоянии, если кого-то надо достать в прыжке, и оптимальном, чтобы успеть ухлопать его из огнестрельного оружия.
В данный момент я бы выстрелил, не задумываясь. Стоя в позе супермена и сжимая железной рукой рукоять пистолета, палец на спусковом крючке, я собирался дорого продать свою в принципе никчемную жизнь.
Шаги были слышны все ближе и ближе.
– Не дурите, Филипп! – послышался из-за поворота хорошо знакомый голос, – я не знаю, как выглядит в вашем сознании окружающая действительность, НО УВЕРЯЮ ВАС: что бы вы ни видели, это иллюзия!..
В чём-то он без сомнения был прав, мой дражайший шеф, чей окоченевший труп я оставил на мраморном столе в прозекторской в компании с обеспамятевшим “быком”.

Глава 7.
– Энжел, не дурите! Бросьте пистолет. Мы вам ничего не сделаем…
Я прижался пылающим лбом к холодному сырому бетону. Голова у меня шла кругом. Я осторожно пощупал шрам за левым ухом. Шрам вздулся и зудел.
– Энжел, вы же имеете общие представления о ВР. Относитесь к происходящему философски, – не унимался не в меру говорливый ловец сушёных орхидей. – Ваш чип поврежден, и то, что вы видите, всего лишь иллюзии, навеянные электроникой…
– Чем вы докажете, что всё происходящее лишь результат функционирования испорченного чипа? – крикнул я, не особенно, впрочем, надеясь на связный ответ.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15