Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

– Это я так, пошутил, – уточняю я на всякий случай, чувствуя себя если не полным идиотом, то, по крайней мере, уже на три четверти.
– Это хорошо, что вы шутите, – внезапно объявляет этот образец канцелярского этикета. – Значит, у вас устойчивая нервная система. Как раз такие люди нам и нужны. Кстати, вы женаты?
– Бог миловал.
– Родственники?
– У меня где-то есть дядюшка, но такое ощущение, что он о своём племяннике располагает ещё более скудными сведениями.
– Более скудными, чем что?
– Чем кто! Чем племянник о нем.
Всё, теперь этот хлыщ пришел к законному выводу, что перед ним идиот. Дальше все должно пойти, как по маслу.
– Вы работаете в отделе предварительной обработки информации?
– Да.
– А что вас заставило обратиться к нам?
На этот вопрос ответ у меня заготовлен заранее:
– Естественно, деньги. Ведь вы же платите за участие в испытаниях?
– Ах, деньги, – молодой человек позволил себе улыбнуться, но меня его оскал почему-то не обрадовал.
– Ну, что же, – резюмирует нашу беседу это олицетворение бюрократического благополучия и выписывает мне пропуск аж на минус второй этаж.

Минус второй отнюдь не напоминает мрачные застенки. Сквозь белоснежный кафель не сочится кровь, и сонмы летучих мышей не гадят на головы добропорядочных граждан, деловито снующих по коридорам. Почему-то при режиме повышенной секретности обычно количество допущенных резко превышает число тех, кому “не велено”.
Мне нужна комната U216. Перед заветной дверью я на мгновение замираю. У меня возникает ощущение, что я нахожусь на краю крыши и собираюсь сделать следующий шаг. Ещё есть возможность его не делать – повернуть обратно, пустить своего Буратино на дрова…
Но, скорее по инерции, чем по каким-либо другим связным побудительным мотивам, я его все-таки делаю. Всё остальное, как и полагается в процессе свободного падения, от меня уже не зависит.

Глава 3.
Короче, когда мне выбрили участок кожи за левым ухом, я уже не мог встать и уйти. Но даже если бы я решил в тот момент дать задний ход, стальные фиксаторы, удерживавшие мои конечности, не оставляли мне ни малейших шансов. Когда микросхемка впилась в бесстыдно оголенный участок кожи, мне почудился непристойный звук, словно дебил, давясь и чавкая, припал к хрупкому хрустальному кубку слюнявыми бесформенными губами.
И темнота.
Последнее, что я увидел, это сутулый доктор в белом халате, склонившийся над…

Мрак.
Но мрак не всепоглощающий и стабильный, а зыбкое ничто топкого болота, когда сквозь это засасывающее ничто ещё светит призрачный свет надежды… как далёкий и одинокий кошачий зрачок в вязком полумраке всепобеждающего безумия.
И вот этот свет всё ближе и ближе…
Что там ждёт глупого деревянного мальчишку с не в меру гипертрофированным носом и менее осязаемыми аспектами его богатой творческой индивидуальности…
Свет!!!

Глава 4.
…болезненно яркий свет резанул мне по глазам…
И лишь потом – осознание, что вспышка была в моём собственном мозгу.
Я попытался разлепить судорожно сомкнутые веки…
Первое, что я сумел разглядеть сквозь пелену выступивших слез, был угол лабораторного стола, абсолютно белый, с огромной красной кляксой. Клякса мучительно медленно, словно амеба, готовящаяся к делению, расползлась по столешнице и, достигнув края, свесила вниз тонкие щупальца. И лишь тогда я догадался, что это кровь.
Я скосил глаза и увидел у ножки стола тело доктора, который лежал ничком, засунув правую руку в карман халата, а левую неестественно вывернув ладонью вверх.
По этой желтой, судорожно сведённой ладони я безошибочно определил, что доктор мертв. В поле зрения мне попали ещё чьи-то ноги, занимавшие по отношению к ногам доктора явно антагонистическую позицию.
Возле стола спиной ко мне стоял мужчина в плаще. В правой руке он держал архаичный револьвер. Мужчина беззлобно пнул тело доктора в бок, и оно перевернулось на спину, при этом из кармана халата вывалился аккуратный никелированный браунинг.
– Что с этим будем делать? – услышал я голос за своей спиной.
Мужчина в плаще, не оборачиваясь, глухо произнес:
– Вкатай ему W-22, а потом…
Он сделал многозначительную паузу, и за моей спиной понимающе хмыкнули.
Мне, конечно, было не безразлично, что скрывается за этим зловещим “потом”, но фиксаторы прочно удерживали моё тело в кресле, да и вряд ли на меня стали бы переводить наркотики, чтобы “потом” просто прикончить. С доктором они ведь не церемонились.
– И поторопись! – добавил мужчина, всё ещё не оборачиваясь. – У нас осталось четыре минуты.
Я почувствовал, как под лопатку мне уперлось дуло пневмоинъектора, а потом туман перед глазами стал сгущаться и приобрёл лиловый оттенок.
Мужчина в плаще стал медленно поворачиваться ко мне лицом, и ускользающим сознанием я уловил, что его лицо мне знакомо…
Но туман поглотил всё.

В следующий раз я пришёл в себя от жуткой головной боли. Я всё ещё находился в этом дурацком кресле, но кто-то, наверное, сжалившись, освободил моё бренное тело от всех зажимов и фиксаторов. Мой мозг внутри черепной коробки, похоже, распух от укусов каких-то невидимых пчел, а во рту явственно ощущался привкус крови…
Труп доктора уже унесли и даже вытерли кровь со стола. Лишь парa темных пятен у ножки свидетельствовалa о том, что некоторое время назад здесь разыгралась трагедия.
– Что с этим будем делать? – услышал я за своей спиной и невольно вздрогнул, осознав, что этот кошмар и я вместе с ним движемся по какому-то заколдованному кругу.
Превозмогая адскую головную боль, я заворочался в кресле, силясь разглядеть говорящих. Их было трое. В одном я без труда узнал своего шефа, а двое других были его полной противоположностью. Если у шефа в глазах порой проблескивал огонёк безумия, то у этих глаза были тусклыми, словно под черепными коробками у них была не живая трепетная плоть, а какие-то колесики-подшипники, которые вращались явно с трудом.
– Что делать?! – эхом откликнулся мой шеф и перевёл заинтересованный взгляд со своих собеседников на меня.
Я почему-то под этим умным и почти сочувственным взглядом зябко поёжился.
– Может, его сразу шлёпнуть? – равнодушно спросил один из тусклоглазых, и правая рука у него отработанным движением нырнула за пазуху.
– Можно и шлёпнуть, – благосклонно покивал специалист по засушенным орхидеям. – А можно отправить в
“вивисекторскую”. Сделаем ему трепанацию…
Подобрав поближе к телу безвольно разметавшиеся конечности, я благоразумно замер. Мой шеф подошел поближе, наклонился и заглянул мне в глаза. Я извернулся и лягнул его куда-то в область промежности. То ли у меня совсем не осталось сил, то ли соответствующие органы шефа к данному моменту уже полностью атрофировались за ненадобностью, но мой демарш не произвёл на него никакого впечатления. Он лишь слегка поморщился и покачал головой:
– Ай-яй-яй! А я вас считал интеллигентным человеком. Похоже, без вивисекторской не обойтись, – и, ласково потрепав меня ладонью по щеке, кивнул вялоглазым:
– Грузите!
Тут же две пары проворных и крепких рук подхватили моё измученное тело под мышки, а сознание, отказываясь участвовать в происходящем, меня на время покинуло…

Глава 5.
Кровь! Кровь на стенах!!! Что это?! Иллюзия или кошмарное продолжение конкретной действительности? Распятый человек и… пустота…
Голова была на удивление ясной. Почему-то было холодно. Я попытался сосредоточиться и понял, что лежу, абсолютно голый, на огромном мраморном столе, бескрайнюю равнодушную поверхность которого нарушают лишь желоба для стока крови.
Но ведь я живой! Я живой, сволочи!!!
Чтобы как-то подтвердить этот тезис, я попробовал пошевелиться. Странно, но периферия функционировала вполне удовлетворительно. Я сел на столе и огляделся. Если бы кто-нибудь в эту минуту вошел в прозекторскую, он наверняка бы ошалел. Голый мужик сидит на мраморном столе и крутит во все стороны башкой, словно радуясь, что её до сих пор не открутили. Вдруг (видимо, от непосильного напряжения!) меня посетила гениальная мысль. Чтобы её подтвердить, я поспешно ощупал собственное тело. Никаких таких свежих шрамов и швов … Вот разве что на черепе. За левым ухом…
Черт! Сколько же раз ковырялись у меня в голове? Один, два или три?! Один наверняка: когда внедряли “чип”, второй – скорее всего, когда его модифицировали (а может, и нет! Возможно, что это была уже синтезированная реальность.) А третий раз и вовсе под вопросом: успели из меня что-то извлечь или нет. Или это все же иная ВР, и всё, что происходило после внедрения чипа, лишь игра ума в электронные бирюльки…
Так или иначе, у меня не было никакого желания проверять этот тезис. Пора было рвать когти, иначе я имел шанс, что в моей многострадальной голове продолбят ещё парочку дырок.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15