Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Однако стоило мне покинуть уютную территорию лифта, как на меня с двух сторон навалились “похотливые мальчики” и стали выкручивать мне руки. Наша возня грозила затянуться, но тут кто-то, очевидно, сжалившись, тюкнул меня по затылку, и спасительная тьма приняла меня в свои объятия…
Лилит, я иду к те…

Сначала пришла боль. Потом осознание того, что мне уже на всё наплевать. И лишь затем я стал воспринимать окружающее, хотя по-прежнему отнюдь не был уверен в его адекватности.
Передо мной за письменным столом, развалясь, сидел Теодор.
– Ну вот вы и пришли в себя, Филипп! – злорадно хихикнул этот псевдовампир и игриво погрозил мне скрюченным пальчиком:
– А вы шалун! Надо же, при ваших данных и такие амбиции!
Я попробовал пошевелиться и едва не вскрикнул от боли – мои руки были вывернуты за спину и крепко примотаны к стулу, на котором я сидел.
– Вы же мертвец, Теодор, – усмехнулся я, силясь не обращать внимания на боль в суставах.
– Кто бы говорил, – хихикнул Теодор, раскладывая на столе хирургические инструменты.
– А скажите, Теодор, вы и в самом деле вампир, или это лишь один из ваших подавленных комплексов?
– Вы считаете, Энжел, что для вас это настолько важно… в данный момент?
– Вы правы, мне уже абсолютно на всё наплевать. После того, как я смог взглянуть на некоторые особенности нашей действительности под непривычным углом, во мне осталось лишь два чувства, борющиеся между собой: апатия и отвращение.
– Вам просто не повезло. Если бы чип был кондиционным…
– Значит, чип был?
– А какое это имеет значение?
– Всё же приятно осознавать, что часть мерзости мне лишь кажется.
– Всё зависит от критериев оценки. То, что вам кажется мерзостью, в реальности может обернуться всего лишь… осознанной необходимостью…
– Где-то я уже слышал эти слова, – сказал я, пытаясь отвлечь внимание Теодора и одновременно силясь освободить связанные за спиной руки.
– Наверняка от моих предшественников, – кивнул Теодор, выбирая ланцет покрупнее. – Ведь это объективная истина.
– Необходимость сделать из меня жертвенного тельца?!
– Не передёргивайте, Энжел. Если бы вы не совали постоянно свой нос куда не следует, ваша персона вряд ли кого-нибудь заинтересовала бы.
– Значит, вы собираетесь ампутировать мне нос? – спросил я с невольным облегчением (одна из верёвок неожиданно поддалась, и я почти высвободил левую кисть).
Теодор с подозрением покосился на меня, но, очевидно, решив, что я от перенапряжения слегка “тронулся”, кровожадно оскалился и подмигнул:
– И нос тоже!

Глава 4.
Конечно, упырь-любитель был прав. Все зависит от критериев оценки. В любом факте можно отыскать как положительные, так и отрицательные стороны, что облегчает жизнь людям, привыкшим манипулировать фактами (например, политикам), и усложняет простым обывателям, по крайней мере, той их части, что положила себе за правило пытаться анализировать факты, а не слепо существовать в навязанной им виртуальности.
Что лучше: занять жёсткую позицию, основываясь на однобоком и, возможно, ошибочном восприятии действительности, или, понимая всю сложность ситуации, выбрать позицию стороннего наблюдателя, пытаясь отгородиться, как щитом, этим пониманием?!
Кто знает, может, как раз болезненный переход от летаргического состояния наблюдения к попытке активного взаимодействия со средой и является причиной большинства самоубийств. Когда абсурдность многокритериального выбора загоняет бывшего наблюдателя в тупик.
А может, в этом виновато само осознание многокритериальности.
Воистину, умножая знания, умножаешь скорбь!
Теодор, оскалившись, стал медленно приближаться ко мне, вытянув перед собой правую руку с зажатым в ней ланцетом. Я был готов к этому. К этому моменту рука у меня уже была свободна. Памятуя о поразительной прочности гениталий самодеятельного упыря, я наподдал ему по той руке, которая сжимала ланцет. Результат превзошел все мои ожидания: рука Теодора описала широкий полукруг, и ланцет легко и с каким-то особым шиком вонзился ему прямо в горло.
Теодор издал судорожный всхлип и, не прекращая саркастически ухмыляться, медленно завалился на бок. Несколько мгновений я в оцепенении глядел на него, а потом поспешно стал высвобождать второе запястье.
Меня почти не пугала мысль о том, что в его намерениях, возможно, и не было никакого такого особого умысла: может быть, бедняга собирался всего лишь освободить меня от некондиционного чипа. Мною двигала высокая цель: я спешил на помощь Лилит, и все препятствия, которые возникали на пути, не могли помешать этим устремлениям и задержать меня даже на миг. И все-таки от вида (а особенно запаха) крови меня слегка мутило. Похоже, что я начинаю действовать, как заправский персонаж той ВР, что меня породила. Неужели это единственный доступный путь разрешения конфликтов?
Я обыскал труп Теодора и в заднем кармане обнаружил аккуратный никелированный браунинг. Ну что же, в штанах и при пистолете я почти супермен.
Не знаю, на что я надеялся, неужели действительно на то, что, поднявшись на несуществующий восьмой, девятый или Бог знает какой этаж, на самом деле угодил в подземелье… Скорее всего, я решил, что чувства меня опять обманули, как делали это уже не раз. Так или иначе, проблуждав по лабиринту с полчаса (а может, несколько дней, я уже ни на йоту не верил собственной способности ориентироваться!) я вышел к дверям прозекторской.

Глава 5.
Все события, происшедшие со мной за последнее время, были настолько причудливы и алогичны, что я абсолютно не понимал, какие грани явлений реальны, а какие являются плодом моего воспалённого воображения.
Теперь я стоял перед дверями прозекторской, сжимая в правой руке браунинг, и был готов пинком их распахнуть, как вдруг меня охватили сомнения.
Лилит! Моя последняя надежда и цель в этой (неужели я ещё могу надеяться на иную?!) жизни. Но действительно ли я хочу достичь этой цели? Или меня по жизни гонит именно желание достичь? Что будет, когда желание исполнится? Скорее всего, одно из двух: либо мне нечего будет желать (чем не смерть?), либо я поставлю себе иную цель. А значит, предыдущая была всего лишь вехой и в конечном счете миражом, тонущим в безмерных глубинах времени.
Я пинком распахнул дверь в прозекторскую.
“Похотливые мальчики” склонились над столом, на котором неподвижно лежало нагое тело Лилит. Выстрелил я, не раздумывая, а стрелял я всегда неплохо.
Тело Лилит было холодным, но каким-то внутренним чувством я сознавал, что она жива. Я мельком окинул взглядом прозекторскую, все остальные мраморные столы были пусты и словно ждали кого-то.
Я подхватил Лилит на руки и понёс.
Куда я шёл? Я и раньше не мог ответить на этот вопрос, а теперь… Впрочем, не всё ли равно. Любая ВР, какой бы кошмарной она ни была, стала бы моим родным домом, если в ней существовала бы Лилит, и любая ВР обернулась бы кошмаром, если бы я её там не нашёл.
Тело Лилит было холодным, тяжёлым и твёрдым, но мне показалось, что оно потихоньку отогревается. По мере того, как мои силы таяли, на её бледном лице всё больше и больше разгорался румянец. Неужели, чтобы она ожила, мне придется умереть? Что ж, будь что будет!!!
Впереди, где коридор лабиринта делал резкий поворот, послышались шаги, и я вынужден был оборвать свои размышления. Нет, я не собирался умирать, напротив, я созрел, чтобы взорвать эту ВР изнутри.
Я осторожно опустил тело Лилит на пол и извлёк из кармана браунинг.
– Не стреляйте, Энжел! – доктор осторожно выглянул из-за угла, лицо его было почти таким же бледным, как у Лилит. – Я хочу вам помочь.
– С чего бы это?
– Я знаю, как вывести её из коматозного состояния.
– Хорошо. Подойдите поближе, но учтите, доктор, я стреляю…
– Я знаю, как вы стреляете.
– И держите руки на виду.
– Хорошо-хорошо…
Доктор осторожно приблизился и присел на корточки возле Лилит.
– С ней всё в порядке, – произнес он, пощупав пульс, – она просто спит…
Я не спускал с него глаз, я никому уже не верил.
– С чего это вы суетитесь, доктор?
– А вы разве не догадываетесь, Энжел?
– Нет.
– Оглянитесь вокруг, что вы видите?
– Ничего, кроме бетона.
– А как вы думаете, что вижу я?
– Я думаю, то же самое.
– А почему?
– Если вы рассчитываете своими нелепыми вопросами отвлечь мое внимание…
– Да напрягитесь же, Энжел! Ну как вы не понимаете, что…
Раздался негромкий хлопок, и доктор ничком завалился рядом с Лилит. Вокруг его головы медленно расползалось красное пятно. Но на этот раз стрелял не я.

Глава 6.
Широко осклабившись, ко мне приближался Трапс. В левой руке он держал пистолет с глушителем. Я не стал дожидаться запланированного им развития сюжета…

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15