Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Очарование нарушали только два здоровенных лба (один из них однажды уже делился со мной самыми интимными аксессуарами современного настоящего мужчины, то есть штанами и пистолетом), старательно изображавших из себя похотливых мальчиков.
Лилит пела. И вся эта масса потных и жирных тел стала восприниматься как сборище призраков. Самыми реальными персонажами в это время были я и Лилит. Мужчина и женщина. А всё остальное лишь блеклая плесень на наших путаных взаимоотношениях.
Я напрягся в кресле, но наш обожаемый претендент положил руку мне на плечо и промычал:
– Сейчас ещё не ваше время, Энжел.

Не моё?! Значит, у меня есть всё же шанс, что ещё придет МОЕ время?!!
С другой стороны ко мне наклонился Теодор (я абсолютно не уловил момент, когда он здесь объявился) и, тихонько хохотнув, сунул мне за пазуху какой-то сверток.
– Я думаю, это вам пригодится, когда придёт время, – тихо шепнул он и, сделав шаг назад, растворился в толпе.
Я всё ещё не мог пошевельнуть пальцем, но тяжесть револьвера за пазухой придавала мне уверенности.
“Мальчики”, которые до этого пытались изобразить спор по поводу того, кому достанется прекрасное женское тело, сделали вид, что они оба решили Лилит застрелить: достали пистолеты, по-детски надули губы и громко сказали: “Пуф!”.
Лилит оборвала песнь на высокой скорбной ноте и опала на пол грудой цветных лохмотьев.
– Браво, браво! – сочным и очень мужским голосом выкрикнул претендент и, снисходительно похлопав меня по плечу, добавил:
– Вы знаете, Энжел, Лилит – это какое-то чудо.
Я-то знаю, а откуда это знаешь ты, гнида?!!
“Мальчики” тем временем подхватили Лилит и под бурные аплодисменты вынесли её из зала. Мне показалось, что она и в самом деле потеряла сознание.
– А теперь прошу к столу! – зычно выкрикнул Трапс, хотя все уже и так сидели за столом.
– Какой непроходимый дурак, – доверительно шепнул мне претендент, непонятно кого имея в виду: Трапса или меня.
Потом воцарилась тишина, изредка прерываемая звяканьем посуды и междометиями.
Ах, как они жрали!
Это тоже была песня. Песня всесокрушающего чревоугодия. Они жрали так, словно занимались любовью: задыхаясь, теряя контроль над лихорадочными движениями, полуобморочно закатывая глаза и сладострастно повизгивая.
Лишь претендент ел аккуратно, словно свершая священный, но уже порядочно надоевший ритуал.
Я мог бы поклясться, что у всех присутствующих, кроме него, за левым ухом обязательно есть маленький розовый шрамик, какие остаются после вмешательства лазерного скальпеля.

Глава 9.
Жутко не люблю холод. В жару, обливаясь потом, всё жё остаешься разморенным, но человеком, а в холод… Взбадривая на первых порах, он в какой-то момент начинает напоминать, что человек смертен… Может, обычай предавать тела покойных огню как раз и возник в противовес ледяному дыханию смерти.
Вы замечали когда-нибудь, какие руки при рукопожатии вызывают у вас наибольшее неприятие? Конечно, горячие влажные руки не бог весть какое удовольствие, но холодная вялая рука однозначно ассоциируется с дохлой рыбой…
Я чувствовал себя рыбой, выброшенной на берег безжалостным прибоем.
Почти все гости банкета успели уже основательно набраться.
Трапс, вскочив со своего места, отчаянно дирижировал импровизированныи хором. Тед Вернер беззастенчиво “клеил” соседку, которая была старше его как минимум вдвое. То тут, то там мелькал неугомонный Теодор, неожиданно вновь обретший былую форму, рот у него был полуоткрыт, клыки сверкали, а на губах алела то ли кровь, то ли капля красного вина. Похотливые мальчики, алкоголя не потреблявшие, цедили из высоких стаканов молоко и не спускали с меня оловянных глаз, словно ожидали, что я вот-вот высуну язык, и очень боялись пропустить столь знаменательный момент. Даже претендент, слегка осоловев, скользил тяжелым мутным взглядом по толпе, не задерживаясь ни на чьём лице, словно вообразил себя следящим монитором. В воздухе витало какое-то напряжение, давящая духота, пронизанная тоской и ожиданием. Как перед грозой.
Внезапно объявился юный образчик суперсовременного делового человека (тот самый, который миллион лет назад выдал мне путевку в местную преисподнюю) и жадно припал к уху претендента. Претендент при этом благосклонно кивал головой, бросая косые взгляды на меня.
Какой ещё сюрприз они мне готовили? Что ещё такого можно было придумать, чтобы жалкое подобие человека, каким я являлся в данный момент, могло ещё больнее почувствовать свою беспомощность и ничтожество?! Допустив меня якобы в ряды избранных, они не могли придумать ничего лучшего, чем устроить этот кошмарный пир на глазах парализованного человека! Сейчас они растянут со стола остатки и что тогда?!! Будут жрать друг друга? Или, наконец, сжалятся надо мной и прихлопнут мимоходом, как муху… А может, я всё-таки в прозекторской? И меня собираются препарировать, чтобы, поперчив и посолив, подать к столу? Или они уже давно жрут меня – унижая, ставя в идиотское положение, заставляя лишний раз убеждаться в собственной беспомощности.
Я вдруг ощутил, что моё тело, которое до этого момента было абсолютно мне не подвластно, вновь обрело хозяина. Я незаметно пошевелил пальцами. Они слушались!
– Вот и прекрасно, – удовлетворенно рыгнул претендент и добавил:
– Народ хочет, чтобы вы сказали ему речь! – и подмигнул мне гаденько.
Ох, не стоило ему этого делать!
Я подмигнул ему в ответ, чем поверг его в явное недоумение, а потом извлёк из-за пазухи револьвер, который мне презентовал Теодор, и без лишних слов всадил претенденту пулю в середину лба.
Думаю, после этого акта он уже ни на что претендовать не будет. С сего момента и впредь!
Многочисленные гости с визгом кинулись из-за стола врассыпную. Я для тренировки успокоил еще троих, сняв их аккуратно и без спешки – как в тире, а затем, подкатив в своей ублюдочной коляске к застывшему соляным столбом канцелярскому мальчику, поймал его за галстук и с силой притянул к себе. Мальчик стыдливо прикрыл ладошкой свой лоснящийся нос, словно испугался, что я его откушу.
Плевал я на его нос! Меня интересовал лишь один вопрос. Я с трудом разлепил пересохшие губы и прохрипел:
– Где Лилит? Отвечай, гнида!
Во внезапно воцарившейся тишине мой голос прозвучал отчётливо и резко, но странно, я совершенно его не узнал.

Глава 10.
…бетонный лабиринт, в сетях которого мухой бьется загнанное человеческое существо. Стены прочны, а архитектура настолько запутана, что даже Ариадна бессильна со своей нитью. Где уж такому элементарному методу соперничать с эшеровскими построениями! И вот уже у “мухи” обессиленно опускаются лапки, она ещё ползет из последних сил по вертикальной стене, но уже слабо представляя, куда и зачем. И невдомек ей, бедняге, что это нагромождение – всего лишь жалкий макет, и стоит взмахнуть пару раз крыльями – чуть приподняться над суетой, – и многое, что казалось монументальным и несокрушимым, покажется банальным и примитивным. А то, что раньше было безусловным, окажется сотканным из одних сомнений, а сами сомнения неожиданно обернутся ключом к пониманию…

– …Лилит?! – прохрипел я, разумом понимая, что если и дальше с такой силой буду продолжать тянуть гадёныша за галстук, то просто его придушу, так и не услышав вразумительного ответа. Вон он уже и глазёнки выпучил, словно я тяну его не за третичный половой признак, а за самый что ни на есть непосредственный.
Я чуть ослабил хватку, и побагровевший красавчик просипел слабым голосом:
– Она… она… в… прозекторской…
Этого следовало ожидать!
Всё так или иначе возвращается на круги своя.
Я оттолкнул заморыша и, наконец, встал в полный рост. Инвалидное кресло-каталка жалобно скрипнуло и, словно придя в бешенство, что упустило добычу, закрутилось на месте.
– Где Теодор?! – рявкнул я, и заморыш присел и, похоже, обделался.
– Я… я… не… в… курсе…
– Где доктор?!!
– Я… не… в…
– Где Вернер?!!
– Я… не…
Зал к этому моменту уже окончательно опустел, все расползлись по щелям, словно тараканы. Весь стол был завален обьедками, а в самом центре его, мордой в салат, лежал ни на что уже не претендующий претендент и благосклонно мне улыбался.
Впереди меня опять ждала прозекторская.
И, значит, вновь всё нужно было начинать сначала.

Конец второй части

Часть 3
АНГЕЛ В АДУ

“Земную жизнь пройдя до половины,
Я оказался в сумрачном лесу…”

Данте, “Божественная комедия”

Глава 1.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15