Гарм Видар (Сергей Иванов)
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Только политики мне не хватало! Хотя работать в системе и надеяться, что находишься вне её – для этого нужно быть полным идиотом, одной железяки за ухом маловато.
– Здравствуйте, – лучезарно улыбнулась надежда избирателей и протянула мне крепкую загорелую руку.
– Это наш ведущий программист из лаборатории N6, – поспешно произнес Трапс, – тот самый, ну, помните, который…
– Я помню, – улыбнулся этот образец настоящего мужчины и крепко пожал мою руку.
Ишь ты! Я стал заметной фигурой, обо мне помнят кандидаты в президенты.
– Мы довольны вашей работой, мистер э-э-э…
– Энжел, – услужливо подсказал Трапс.
– За успех нашего общего дела, – произнес претендент и поднял четвёртый бокал.
Я физически ощутил, как меня переполняет счастье. Я поспешно схватил предназначавшейся мне бокал – и снова едва слышный шепот за спиной:
– Не пей!
Я пристально посмотрел в глаза Теду Вернеру, но он мне лишь подмигнул и негромко произнес:
– Надеюсь, ты не жалеешь, что в свое время послушался моего совета.
Мне вдруг показалось, что я выпал из равномерного упорядоченного течения времени. Совершенно неожиданно для самого себя я ощутил чуждость той реальности, что меня окружала. Словно бы то, что происходило, происходит и будет происходить, я наблюдаю со стороны, и взгляд наблюдателя, который я постоянно ощущаю на себе, – это мой собственный взгляд, который совершенно отстраненно наблюдает за тщетными потугами лабораторной крысы вырваться из учебного лабиринта. И эта крыса тоже я. Наблюдение за наблюдателем, который наблюдает за своим наблюдателем, будучи при этом наблюдаемым…
– Что с вами, Энжел? Вы плохо себя чувствуете? – участливо поинтересовался Трапс.
– Похоже, я немного устал, – я покосился на макет лабиринта, стоящий на соседнем подиуме, и мне показалось, что я вижу там крохотного человечка, голого, но с пистолетом в руках. Вот фигурка замерла на миг, приподняла голову, и мы встретились с ней глазами…
Я залпом выпил свой коньяк.
Наверное, этого не следовало делать. Голова у меня закружилась, ноги подкосились, я покачнулся… Лабиринт стал стремительно приближаться…
Нет! Только не в прозекторскую!!!

Глава 6.
Мрак.
Мрак – и одна единственная светящаяся точка. Она одиноко висит в пустоте, но без неё мы бы никогда не поняли, что всё остальное – это мрак и пустота. Может быть, точка – это начало. Начало чего? Хотя разве это важно?! Важно, что она есть, и теперь уже можно чётко определить, что всё остальное – мрак.
Мрак и пустота!
Я пытаюсь открыть глаза и вижу склоненное надо мной лицо Лилит.
– Вот видите, я же говорил, что он скоро очнётся, – слышу я рядом мужской голос.
Я пытаюсь отыскать глазами говорящего и вижу доктора, наполняющего из ампулы шприц.
– Сейчас сделаем укольчик, и мальчик будет у нас, как новый! – щебечет он.
Я хочу сказать, что мне не нужно никаких уколов, но обнаруживаю, что язык совершенно не повинуется. Впрочем, тело тоже. Я пытаюсь отчаянно моргать, но на этот демарш никто не обращает внимания.
Лилит держит меня за руку и приговаривает:
– Всё будет хорошо, всё будет хорошо…
Когда? И что вы под этим подразумеваете, дьявол вас всех побери?!
– Придержите у него руку, Лилит.
Да, конечно, Лилит… Сами вы удержать меня не можете, а вот повязать женщиной… Да еще вовремя коньячка налить…
– Сейчас, сейчас мы сделаем укольчик, и он будет у нас, как огурчик…
Укольчик, микросхемку имплантируем, потом нажмем на кнопочку…
– Ну вот и прекрасно…
Хотя… всё далеко не так плохо… у меня есть работа, которая мне, в принципе, нравится… у меня есть Лилит… Что ещё человеку надо? В конце концов, всё не столь уж абсурдно, как может показаться с первого взгляда… Ведь если я один замечаю этот абсурд… Может, его и нет вовсе? Ведь кто такой я?! Точка… А точка, даже если она светится, так исчезающе мала… Свет её теряется на фоне всепобеждающего мрака…
– Сейчас он поспит пару часиков…
Свет гаснет… Скоро его не будет уже видно совсем. Только… мне… кажется… что я… что-то… забыл… Что-то не учёл… Или… потерял…
Мрак…

Глава 7.
Пора подвести итоги. В конечном счете всё упирается в одну деталь: был ли чип или не был (и если был, то заменили его модифицированным аналогом или нет?!).
Действительно, совершенно безразлично: привиделось ли мне всё то, что я считаю происшедшим со мной за последние дни, или это действительно произошло – так или иначе, на душе остался некий осадок, который является гальваническим слепком действительности. Почему гальваническим? Да потому, что этот процесс дает возможность покрывать предметы тончайшим слоем другого вещества. Вроде с виду и золото, а ковырнешь – внутри вульгарная медь. А кроме того, когда-то на гальванику уповали те, кому во что бы то не стало хотелось оживить покойничков…
Я с трудом раскрыл глаза и почти что вздохнул с облегчением. Во-первых, я не лежал, а сидел. А во-вторых, находился не в прозекторской!
Меня везли в кресле-каталке по коридору КР. Повсюду были распахнуты двери, в коридор выглядывали оживлённые сотрудники, беззастенчиво глазея на меня, и возбуждённо переговаривались. Я наклонил голову, пытаясь разглядеть тех, кто толкал моё кресло, и чуть не выпал из него от удивления. Я ожидал увидеть кого угодно: Лилит, Теодора, Вернера… Но за моим креслом с видом триумфатора вышагивал сам лично – опора и надежда нации – кандидат в президенты. Похоже, я невольно стал чем-то вроде знамени его предвыборной кампании.
Я прикинул, не сделать ли мне ручкой всей этой толпе, но в последний момент решил, что это будет диссонировать с имиджем уважаемого кандидата. А кроме того, я совершенно не чувствовал своего тела. Я как бы наблюдал за всем действием со стороны.
– Ну как, ты не жалеешь, что послушался моего совета? – услышал я приглушённый голос Теда Вернера у себя за спиной.
Я попытался ответить, но не смог даже разлепить пересохших губ.
В это время наше шествие, очевидно, достигло своей цели, мы прибыли в банкетный зал, где стоял великолепно сервированный стол. Претендент направил мою каталку прямо к нему.
Проклятие! Они что, решили подать меня к столу?!
Тем временем претендент разродился пламенной речью: о том, что наш КР стал прообразом самого настоящего рая. И недалек тот день, когда, используя достижения и разработки КР, райская благодать выплеснется на головы всех окружающих.
Какой такой рай и какие достижения он имел в виду, я совершенно не понимал. Мне вдруг жутко захотелось жрать, именно не есть, а жрать. Хватать со всех блюд деликатесы руками и пихать, пихать их в рот!
– А сейчас, – бодро выкрикнул претендент и улыбнулся так, что, если в зале ещё и были скептики, то после этого акта они напрочь бы вымерли, – мы переходим к следующему пункту нашей программы.
Все расселись за столом, и откуда-то сбоку выскочил всклокоченный и возбужденный Тед Вернер, преувеличенно жестикулирующий, словно диск-жокей, абсолютно лишённый координации движений.
– Внимание! Минуточку внимания, – экзальтированно выкрикнул он, – а сейчас – гвоздь программы! Несравненная Лилит и её похотливые мальчики!..

Гады! Они знали, как меня достать!!!

Я хотел крикнуть и не мог. Холод сковал мое тело. Неужели это всё мне лишь кажется?! А на самом деле мой медленно остывающий труп лежит сейчас на холодном мраморном столе в прозекторской?!!!

Глава 8.
Я всегда восхищался непоколебимо уверенными в себе людьми. Это ж надо, кругом всё так зыбко и непрочно, большинство жизненных постулатов зиждется лишь на аксиомах, а есть люди, марширующие по жизни бодро и без затей, как хорошо оплачиваемые наёмники на чужой территории. Неужели над ними не витает тень Лобачевского, который, заменив всего пару аксиом, получил совершенно ИНУЮ геометрию? Ведь если хотя бы только представить, что большинство явлений в жизни неоднозначны, и на мгновение перетасовать замшелый набор стандартных аксиом, то мы неожиданно для самих себя взглянем на жизнь под совершенно непривычным углом. И всё, что раньше было просто и ясно, вдруг обретёт неведомую многозначность, сложность и противоречивость, гротесковую абсурдность, пугающую своим правдоподобием. И в этом лабиринте безуспешно мечется крохотная фигурка человека, даже не подозревающего, что в тот момент, когда он, наконец, обнаружит выход, то сам станет всего лишь тенью…

Лилит стояла под жадными взглядами десятков глаз, гордо вскинув белокурую голову, и пела… Ах, как она пела! Низкий, чуть хрипловатый голос уводил в сказочный мир, зыбкий и нереальный, где нет проклятого детерминизма и убийственной конкретики. В сказочный лес, безнадёжно утопленный в остановившейся реке времени, в которую теперь можно было войти и дважды, и трижды. А если очень захотеть, то и вовсе вернуться к истокам и начать жизнь сначала…

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15